Добро пожаловать в Центральную городскую библиотеку

им. А.С. Пушкина, уважаемые читатели!

понедельник, 14 июля 2014 г.

Пароходный дилижанец
180 лет назад, летом 1834 года, публике города Нижнего Тагила на Выйском заводе был представлен в действии первый русский паровоз. Он был создан нашими земляками, отцом и сыном Черепановыми, крепостными заводовладельцев  Демидовых. Вот свидетельство очевидца первого рейса паровоза Черепановых: «В тот день на Выйское поле шли люди и становились вдоль линии чугунных колесопроводов. Тяжелые заводские ворота открылись, и вскоре появился сухопутный пароход – машина невиданная, ни на что не похожая, с высокой дымящейся трубой, сверкающей начищенными бронзовыми частями. На площадке у рукояток стоял Мирон Черепанов.
Пыхтя паром, мелькая спицами колёс, пароход покатил мимо молчаливой толпы. Затем Мирон повернул какую-то рукоятку, клуб пара вылетел из трубы, и машина ускорила ход. Машинист довёл паровоз до тупика и дал задний ход. Обратно машина шла очень быстро. Следующий рейс пароход сделал с прицепной повозкой пудов на 200 груза. А позже в повозку забралось десятка два-три людей, пожелавших стать первыми пассажирами».

Новые, до сих пор неизвестные документы, найденные в 1984 году в Государственном архиве Свердловской области, проливают свет на события, связанные с завершением строительства первого паровоза Черепановых. Совсем неожиданно обнаруженное письмо, написанное 29 июня 1834 года и подписанное управляющим Выйского завода Дмитрием Васильевичем Беловым, свидетельствует о том, что Николай Никитич  Демидов лично и живо интересовался ходом сооружения «пароходки» и при этом не доверял только рапортам, а сам писал письма. Вот строки из нового архивного документа: «На письмо ваше от 8 июня имеем честь уведомить: сего дня (то есть 29 июня 1834 года или 12 июля по новому стилю) пущена пароходка в действие… …может ходить по чугунной и деревянной дорогам и по последней пробежала до 25 сажен». Потому со ссылкой на новый документ — письмо от 12 июля — этот день можно назвать днём рождения первого русского паровоза.
В последней архивной находке самое бесценное и дорогое — это хорошо сохранившийся подлинный чертёж паровоза. Чертёж выполнен в двух проекциях: вид сбоку и вид спереди. Изобретатели проявляли заботу о том, чтобы их мысль была красиво воплощена в металле. Это говорит о том, что Черепановы обладали отличным художественным вкусом. Во всём чувствуется соразмерность, гармония, что придаёт конструкции лёгкость и красоту.
Гружёный паровоз Черепановых развивал скорость 15 км/ч, а на специальной тележке под названием тендер перевозили дополнительный запас воды и топлива. Первый русский паровой агрегат ездил по чугунной дороге длиной 835 метров и возил медную руду на завод. За такие заслуги Мирону Черепанову даже пожаловали вольную грамоту, в то время как его отец, Ефим Черепанов, уже был освобождён от крепостной неволи за изготовление паровых механизмов.
Ефим Алексеевич и Мирон Ефимович Черепановы жили в Выйском посёлке Нижнего Тагила. С ранних лет Ефима влекло к мастерству. Он готов был целыми днями починять сложный замок или выпиливать из досок затейливые игрушечные «махины».  Благодаря настойчивой «самоохотной выучке» он освоил слесарное и столярное  мастерство и обучился грамоте. Отцу Ефима удалось устроить способного мальчика в мастерскую по выделке воздуходувных мехов. К 20-ти годам он стал мастером, специалистом по изготовлению воздуходувных мехов. Несмотря на большие успехи в овладении заводской техникой, Черепанов долго занимал самые скромные должности. В 33 года был назначен «плотинным» завода, ответственного за устройство и исправность гидротехнических сооружений и водяных двигателей на Выйском заводе, а затем и на всех девяти Нижнетагильских заводах.
Сын Мирон, невысокий, коренастый, рыжий юноша с упрямым, серьёзным взглядом широко расставленных глаз, проявлял с детских лет такой же интерес к технике, как в своё время и его отец. В двенадцать лет подросток по причине «высокой грамотности» был принят писцом в контору завода.
Черепанов-отец с 1822 года и до дня своей смерти занимал должность главного механика всех заводов Нижнего Тагила. Изначально сын Мирон являлся его учеником, подчинявшимся непосредственно только отцу, затем стал заместителем, а после смерти отца в 1842 году окончательно его заменил. Отцу и сыну приходилось разрабатывать проекты, строить и устанавливать разнообразные воздуходувные машины, кричные молоты, прокатные станы, мукомольные и лесопильные мельницы, паровые молоты и многое иное. Они обязаны были наблюдать за действием плотин, ремонтировать и перестраивать их.
Черепановы построили первые русские паровозы, создали около 20 паровых машин и десятки превосходных станков: токарных, винторезных, строгальных и сверлильных. Они усовершенствовали добычу чёрных, цветных и драгоценных металлов.  Ими были разработаны проекты и построены машины для производства гвоздей, штамповальные установки и многое иное.
Документы подтверждают, что Черепановы были технически высокоразвитыми специалистами. Научившись писать и читать, будучи щедро одарёнными от природы, они много читали, жадно интересовались новинками техники, хорошо были знакомы с казёнными и частными металлургическими и машиностроительными заводами на Урале, в Петербурге и Москве. Не раз бывали за границей, где знакомились с лучшими методами производства и оборудованием. При всей своей самобытности деятельность Черепановых находилась на уровне передовой техники.
Благодаря Черепановым Россия стала второй страной в мире (после Англии), где строились свои паровозы. По времени введения железных дорог с паровой тягой Россия занимала 4-е место — после Англии, США и Франции.
После испытаний первого паровоза Черепановы стали строить второй паровоз, который был достроен в марте 1835 года. Этот паровоз был несколько больше предыдущего и отличался от него некоторыми конструкционными особенностями. По инициативе и при техническом содействии бывшего в то время управляющим по технической части главной заводской конторы талантливого инженера Фотия Ильича Швецова была сооружена в Нижнем Тагиле и первая в России «чугунная дорога» протяженностью 3,5 версты специально под второй паровоз Черепановых. Здесь был также решён ряд технических проблем: более удобные, прочные и экономичные, чем зарубежные, колесопроводы (рельсы); близкая к современной ширина колеи (1645 миллиметров).
«Пароходные дилижанцы» Черепановых проработали в Тагиле на доставке руды до 1849 года, то есть до конца жизни Мирона Ефимовича. После его смерти больше некому стало поддерживать это великое начинание.  Заводское начальство с пренебрежением отнеслось к идеям и разработкам Черепановых. Первые паровозы были отданы на слом и утрачены, а опыт их сооружения забыт.
Многие десятилетия широкая мировая общественность ничего не знала об изобретении русского паровоза. Только в советское время усилиями учёных, писателей и краеведов восстановлены слава и известность наших талантливых земляков Ефима и Мирона Черепановых. На родине выдающихся русских машиностроителей и изобретателей в ноябре 1956 года на Театральной площади Нижнего Тагила был установлен бронзовый памятник отцу и сыну Черепановым.
Ольга Колыванова

Комментариев нет:

Отправить комментарий