Добро пожаловать в Центральную городскую библиотеку

им. А.С. Пушкина, уважаемые читатели!

К 120-летию со дня рождения Георгия Константиновича Жукова

Этой бронзе — 10 лет

Летом 1994 года в лечебно-оздоровительном комплексе обрубного цеха металлургического завода ОАО “Уралмаш” ко мне обратился заместитель директора по подготовке производства А.К. Маслий. Он сказал, что заводским металлургам поручено делать памятник маршалу Жукову, и предложил мне как специалисту по сварке принять участие в его создании. Я, еще не зная ни марки материала, ни объема работы, сразу дал согласие. Тогда я не предполагал, что события, связанные с памятником, в чем-то повторят нелегкую судьбу самого маршала.
Начну с того, что против его изготовления на УЗТМ возража­ли очень влиятельные люди, но благодаря настойчивости вете­ранов — соратников полководца во главе с генералом Левченко все же было решено: делать здесь!
В.Л. Гурьянов, директор Уралмашзавода
Большую смелость проявил директор металлургического за­вода В.Л. Гурьянов. Монумен­тальные конструкции художе­ственного значения — не номен­клатура завода. Мы еще не зна­ли, что такое художественное ли­тье и какие к нему предъявляют­ся требования. Но директор за­вода твердо верил в мастерство уралмашевских специалистов. В роли оппонента В.Л. Гурьянову выступил главный сварщик Уралмашзавода. Он постарался убе­дить высшее руководство, что изготовление такого сооружения технически невозможно. Но Гу­рьянов принял на себя всю пол­ноту ответственности в случае, если памятник не будет изготов­лен в заданный срок, и за воз­можные неприятные послед­ствия.
События стали развиваться в начале января 1995 года. Сроки были сжатые — памятник должен быть готов к 9 мая — 50-летию Победы.
Скульптура — сложное инже­нерное сооружение. К его созда­нию были привлечены военные строители, архитекторы, город­ская служба озеленения, трест "Уралстальконструкция" и дру­гие.
Расчетчики ПромстройНИИ-проекта утверждали, что сварные швы не выдержат веса памятни­ка, ветровой, снежной и других нагрузок. Мне пришлось воору­житься учебниками по курсам "Сопротивление материалов" и "Сварные конструкции", чтобы доказать ошибочность такого подхода.
Вздыбленный конь маршала опирается на три точки — хвост и задние ноги. Проектировщики требовали придать дополнитель­ную жесткость этим несущим элементам. Армировать полый хвост изнутри трубой нержавею­щей стали труда не представля­ло. Иное дело — согнутые ноги коня. Пластины из стали повы­шенной прочности, которые предлагали расчетчики вставить в полые ноги, превышали их ши­рину раза в два. На другие вари­анты представители этого инсти­тута не шли и отказались прини­мать участие в дальнейшей ра­боте, заявив при этом, что вся полнота ответственности в слу­чае разрушения памятника ляжет на уралмашевцев. Нашему бра­ту, заводчанам, подобные заяв­ления приходилось выслушивать постоянно. Поэтому мы отказа­лись от услуг проектантов и сле­дующие шаги делали самостоя­тельно.
После совещания, на котором представители ПромстройНИИ- проекта создали тупиковую си­туацию, ко мне подошел главный технолог треста "Уралсталькон­струкция" В.А. Людмилин и спро­сил: "Витя, неужели не будет сде­лан памятник Жукову, ведь мы маршала видели живым?".
В марте 1948 года Валька Людмилин, сын легендарной примы оперного театра Глазуно­вой и не менее знаменитого ди­рижера Людмилина, сообщил нам, пацанам, что жили в корпу­се № 5 по проспекту Ленина, 54, потрясающую новость: в Сверд­ловск сослан Жуков! И каждый вечер ровно в 18 часов 00 минут он выходит из штаба УралВО. Поскольку штаб был рядом, мы побросали все дела и побежа­ли, чтобы увидеть своими гла­зами нашего кумира. Маршал приветливо поздоровался с нами, отвечал на вопросы, вел себя очень просто.
Потом мне пришлось несколь­ко раз видеть Жукова близко. Вторая смена в школе № 37, что на углу Первомайской—Восточ­ной. Звучит траурная музыка, ар­тиллерийский лафет с гробом, первым идет Г.К. Жуков. Мы сбежали с уроков. Подобрались к могиле. Долго расспрашивали Георгия Константиновича, кото­рый рассказал нам, что хоронят командующего окружной артил­лерией. На всю жизнь запомни­лись слова маршала: "Я желаю вам, ребята, так же любить Ро­дину и быть такими же храбрыми солдатами, как покойный гене­рал Кондратьев".

Были встречи с маршалом и в суворовском училище. Большим удовольствием было катание на яхте — подарке Жукова будущим офицерам — в его летнем лаге­ре возле Кашино.
Положение, которое сложи­лось после демарша проектан­тов, спас Петр Никитич Тоболов, начальник цеха, где отливались заготовки памятника. Его про­фессиональный уровень соот­ветствует, по крайней мере, кан­дидату технических наук. Он предложил задние ноги коня сде­лать сплошными, но при условии, если технология сварки обеспе­чит качественные швы.
Бронзу, из которой отливался памятник, для себя я называл "Афганистаном", из нее делали, в частности, ответственную де­таль электропушки для пробив­ки летки доменной печи (для вы­пуска чугуна). То никаких забот со сваркой, то — непонятно по какой причине — постоянно шли трещины. Но Тоболов заверил, что лично займется шихтовкой состава бронзы, гарантировал ее высокое качество.

Сложные технические задачи приходилось решать ежедневно, ежечасно. Наши "друзья" посто­янно предрекали провал дела, злорадствовали, когда не все сразу получалось. Об этом не­медленно докладывалось в выс­ший эшелон завода. Руководство ОАО "Уралмаш" внимательно следило за ходом изготовления памятника. Эта нервозность де­лала свое дело, автор памятника К.В. Грюнберг приходил в отчая­ние. Рабочие и специалисты от­вечали ему в таких случаях: "Кон­стантин Васильевич, ты свое дело сделал, иди домой. А мы сообща подумаем, что делать дальше". Не зря Гурьянов собрал лучшие силы своего завода — формовщиков, литейщиков, электросварщиков, обрубщиков, технологов, конструкторов.
Нас давил и груз моральной ответственности. Изготовление памятника шло на собранные на­родные средства. Сборочную площадку постоянно посещали экскурсии ветеранов, воевавших под командованием Жукова, школьников, уралмашевцев. Приходили и старики, опираясь на палки: "Ну-ка, покажите, что натворил сын Васьки Грюнбер­га". Отец скульптора, работав­ший ранее слесарем в кузнечном цехе, мастер спорта, в свое вре­мя был очень популярен среди посетителей заводского стадио­на благодаря блистательной игре в городки.
Скульптор памятника К. Грюнберг
Но талант и смекалка испол­нителей сделали свое дело. Мы были уверены в прочности свар­ных швов и для доказательства своей правоты поставили памят­ник массой почти 17 тонн на го­лову маршала. Только после это­го "доброжелатели" замолчали.
Однако неприятности сопро­вождали нас и во время монтажа памятника. Уже возле здания штаба. После того, как военные строители уехали на вечернее по­строение, вытекло масло из ком­прессора, который подавал сжа­тый воздух. Он был необходим для придания сварным монтаж­ным швам товарного вида. Комп­рессор пошел в разнос, каким-то чудом мы его выключили...
Поскольку до официального открытия памятника оставалось всего две недели, военные наки­нули на памятник маскировочную сеть. Я возражал, так как сварка продолжалась. Мои предчув­ствия оправдались. От свароч­ных брызг сеть загорелась. Сеть сплетена из какой-то пластмас­сы, которую трудно потушить. Образующиеся при этом капли напоминают горячий гудрон. Ужас был в том, что они могли испортить тонировку памятника. Повторное придание ему равно­мерного цвета горького шокола­да было очень серьезной пробле­мой. Но, к счастью, все обо­шлось.

Без ложной скромности ска­жу, что была одержана победа не только над недругами маршала и противниками изготовления памятника. Уралмашевцы дока­зали, что они могут изготовлять не только уникальные машины. В последствии им было поручено изготовление "Черного тюльпа­на" (бронзовые фрагменты), па­мятника основателям Екатерин­бурга, памятного знака "Архан­гел Михаил” (в ознаменование 1000-летия христианства на Руси), трех памятников А.С. Пуш­кину (один из них установлен в Литературном квартале, другой — у входа в Славянский универ­ситет г. Бишкека, третий — на площади Любви возле РГППУ), Петру I и Акинфию Демидову для Невьянска (в ознаменование 300-летия металлургии Урала). И, наконец, — мемориал "Царс­кая семья" возле Храма-на-Крови в Екатеринбурге.
Виктор ПАНОВ


Панов В.  Этой бронзе – 10 лет  //  Областная газета. – 2005. – 2 декабря. – С. 8. - (Великой победе – 60 лет).

Армейский спурт* на Урале
С появлением Жукова на Урале изменилась и спортивная жизнь в войсках округа

Любил «побаловаться» гирями

Для Жукова спорт был неотъемлемой частью жизни. На открытой веранде резиденции командующего в Зелёной роще постоянно лежали в уголке гантели, о которых он никогда не забывал, делая утреннюю зарядку, о которой тоже не забывал. Потом обязательно принимал холодный душ. Часто, уже в мундире, перед отъездом на службу около часа разминался верховой ездой на своеобразном «манеже» за домом. После верховой прогулки вновь чистил сапоги и ехал в штаб округа.

Небольшой, но характерный пример. Однажды зимой во время учений Жуков выехал на рекогносцировку местности. Машины свернули в лес и... остановились — не проехать по глубокому снегу. Георгий Константинович переобулся в ботинки и встал на лыжи, которые были у него всегда в машине. Остальным пришлось брести за ним по лыжне...

Любил кататься на лыжах и коньках, прекрасно стрелял, но ни в каких соревнованиях не участвовал. Поздравить победителей приезжал частенько. Причём, отмечает в написанной, но пока не вышедшей своей четвёртой книге о Жукове писатель и спортивный журналист Сергей Гущин, Жуков не признавал денежные вознаграждения за спортивные победы. Он считал, что деньги уйдут, а вот если вручить достойный приз — кубок, часы, необычную вещь — это останется на память. Известен случай: когда он увидел, что в спортивных грамотах фамилии победителей вписаны от руки, то распорядился призы вручить, а грамоты перепечатать — и все 400 штук он лично подпишет.

Утренней пробежки мало!
 Жуков прекрасно понимал важность физподготовки в армии. Известно его высказывание на этот счёт: «Только крепкие бойцы способны вынести тяжести войны». Физподготовка, конечно, была. Ею, к примеру, вполне могли считаться традиционная утренняя пробежка и кроссы по выходным дням. Была и соответствующая служба в округе, а вот систематической работы не было. Как только подходили сроки очередного чемпионата Вооружённых сил, по частям лихорадочно разыскивали спортсменов. Командные сборы проходили наспех. Автор этих строк застал эту систему в армии ещё в начале 70-х прошлого века, что уж говорить о 50-х годах. Жуков собрал однажды всех «заинтересованных лиц» и распорядился подготовить предложения. Потом их обсудили на военном совете, и тогда появился приказ № 35 от 8 октября 1948 года о создании при окружном Доме офицеров Спортивного клуба армии для методической помощи в спортивной подготовке в войсках и подготовки окружных команд для участия в чемпионатах Вооружённых сил и не только.

Вот когда была заложена основа для грядущих побед СКА в русском хоккее, лыжных гонках тяжёлой и лёгкой атлетике. Уже на следующий год число разрядников в войсках увеличилось на 863 бойца, а через два года — на 4 800 человек. Появились две сильнейшие в стране команды — по русскому хоккею (с мячом) и футболу. Хоккеисты вначале завоевали кубок РСФСР, а затем стали первыми чемпионами СССР, и звание это подтверждали много раз. Футболисты тоже взяли кубок РСФСР и тоже стали чемпионами страны.

Характерны некоторые детали резкого спортивного спурта в округе. Жуков прекрасно понимал, что есть массовая физподготовка и должны быть команды округа, которые представляли бы его на различных соревнованиях в масштабе страны. Поэтому он своим распоряжением ввёл для офицеров ежедневные занятия физкультурой в служебное время. Однажды ему показали эскизы и чертежи физкультурного комплекса из труб, который можно было установить на любой полянке — турники, шведские стенки, брусья и так далее. Он мог просто приказать установить такие в частях, но понимал, что у них разные возможности по материалам. Поэтому распорядился заказать несколько десятков таких комплексов Первоуральскому заводу металлоконструкций и в части разослать готовые комплекты.

Жуков следил за тем, чтобы у зарождающихся команд было всё необходимое. Так, побывал однажды на одной из тренировок в СКА и с удивлением обнаружил, что у спортсменов нет душевой. Вызвал начальника квартирно-эксплуатационной части (КЭЧ) и... далее понятно.

Провожали в 1952 году сборную команду на чемпионат Вооружённых сил в Одессу. Жуков построил спортсменов и подозвал к себе начальника- снабженца: «Разве это команда? Одеты кто во что горазд. Немедленно найти, купить, сшить — как хотите, но чтобы была достойная форма!»

Когда хоккеисты-армейцы стали чемпионами страны во второй раз, Георгий Константинович поздравил их телеграммой, уже будучи в Москве заместителем министра обороны.

Турнир по боксу имени маршала
Есть ещё одна спортивная страница в жизни Урала, тесно связанная с Жуковым. В 1986 году Свердловская областная федерация бокса приняла решение о проведении турнира памяти Георгия Константиновича Жукова. О том, как это произошло, рассказал уже упомянутый Сергей Гущин. Вначале была идея председателя федерации бокса Евгения Поликарпова организовать турнир для сильнейших, не ниже мастера спорта, боксёров Урала. Федерация её поддержала, но споткнулись на том, как его назвать? Разные были предло­жения: «Кубок Урала», «В честь Дня Победы», «В честь Уральского добровольческого танкового корпуса», «Мемориал Героев Урала»...

Прениям положило конец выступление Евгения Поликарпова: «Пять лет войсками Уральского военного округа командовал легендарный полководец Жуков. При нём в Свердловске был создан первый в стране спортивный клуб армии, ставший вскоре одним из лучших в Вооружённых силах СССР. Вы бы знали, как Георгий Константинович любил бокс! Он считал, что этот му­жественный вид спорта воспитывает в молодых воинах такие ценнейшие качества, как смелость, стойкость, мгновенная реакция, умение находить выход из самых сложных ситуаций. Маршал даже утверждал, что в боксёрских поединках используются элементы военной тактики: активная оборона, неожиданная контратака, ложный манёвр. Жуков непременно бывал не только на крупнейших боксёрских турнирах, проходивших в нашем городе, но и на соревнованиях боксёров Уральского военного округа. А как он радовался, когда в 1952 году 77-м чемпионом СССР по боксу стал воспитанник уральского армейского спорта Виталий Беляев'. Думаю, что вы уже догадались, что я предлагаю посвятить наш турнир памяти Жукова. Это будет первое в Советском Союзе спортивное соревнование в честь великого маршала». Нокаут, то есть единогласно.

Добавим, что на сегодня это единственное состязание в честь Маршала Победы, и в этом году международный турнир проходил в 26-й раз. Впервые на него приехали немецкие боксёры... 
                              


                                                                                    Станислав БОГОМОЛОВ

*Спурт – резкое увеличение скорости, рывок в спорте.

Богомолов С.  Армейский спурт на Урале  // Областная газета. – 2016. – 20 сентября. – С. 3.
                                                                                     


«Скоро обую вас в ботиночки...»



«... завоюешь честь и сла­ву!» Известный армейский лозунг сродни парадной ба­рабанной дроби. Но в нём заложена и сермяжная ис­тина. Как только Жукова на­значили командующим во­йсками Уральского военно­го округа (УрВО), служба у уральских военных круто изменилась.

- До Жукова округ был меньше всех других, выпол­нял исключительно мобили­зационные функции, здесь почти не проводились уче­ния, в войсках мало занима­лись боевой подготовкой, и он постоянно получал низкие оценки, - отмечает Анатолий Войтенко, председатель Фонда Жукова в Екатерин­бурге. - Однако за пять лет Жуков вывел его в передови­ки. По приказу маршала отстраивались и восстанавли­вались военные городки - в Чебаркуле, Елани, Бишкиле под Челябинском, и в других населённых пунктах. Кстати, Еланскую учебную дивизию до сих пор иногда называют «Еланские лагеря». А почему? Да там людей размещали в па­латках да в землянках. Летом- то хорошо, а зимой? Солдаты часто болели. Жуков распоря­дился отстроить нормальные казармы. Уже в первые годы московские комиссии отмеча­ли, что все недостатки, быв­шие в УрВО в прежние годы, исправлены...

Современники отмечали, что жители домов окрест шта­ба округа по Жукову сверя­ли часы: ровно в 9:00 он под­нимался по крыльцу штаба. Летом приезжал на машине, а зимой часто... на санях. Да- да, именно на лошадке с са­нями. Сейчас даже предста­вить трудно. Но это - если он не был в войсках или на охоте.

- Когда Жуков стал коман­дующим, я был начальником штаба танкового полка, кото­рый стоял в Верхней Пышме. Сейчас в литературе об ураль­ском периоде в жизни Марша­ла Победы говорится о том, что он мог появиться в вой­сках в любое время суток и, как правило, там, где его и не ждали. Это правда, - вспоминает полковник в отставке, кавалер трёх орденов Красной Звезды екатеринбуржец Ми­хаил Егоров. - Ну что такое наш полк в масштабах окру­га? Одна из довольно многих частей. Раза четыре в месяц он бывал у нас, обычно приезжал перед подъёмом (подъём в ар­мии традиционно в 6:00), наблюдал, как проходит зарядка, завтрак, развод. Обязательно заходил в столовую, на кухню, снимал пробу, расспрашивал солдат. Потом работал с офи­церами, иной раз после «раз­бора полётов» некоторые из них становились штатскими. Особенно гонял тыловиков.

Конечно, и до Жукова уче­ния и стрельбы в УрВО были, но он сумел придать им дру­гой масштаб. Туг главное дру­гое: и внутренний распорядок, и боевая подготовка были ос­нованы на нескольких уста­вах: временном полевом, внутренней службы, гарнизонной и караульной службы, подпи­санных Ворошиловым ещё до войны. А значит - без учёта бо­гатейшего опыта прошедших сражений. Жуков понимал, что нужны новые регламентные документы. В войну Красная армия вступила, имея на руках тоже устаревший Боевой устав пехоты (БУП). Новые страте­гия и тактика войск выраба­тывались потом и кровью в тяжелейших боях, и у истоков новых правил ведения боевых действий стоял «полководец полководцев» Жуков. Имен­но в годы уральской ссылки он возглавлял комиссию Мин­обороны, которая занималась разработкой этих документов уже с учётом опыта войны, изменившейся международ­ной обстановки, нового воору­жения, в том числе и атомного, и стрелкового (в войска начал поступать автомат Калашни­кова). Благодаря Жукову по­явился полевой устав корпу­са, дивизии. И Тоцкие учения под его руководством в сентябре 1954 года, во время кото­рых впервые войска примени­ли атомную бомбу, проходили уже по новым правилам.

Как свидетельствует пре­подаватель УрФУ писатель Сергей Гущин, автор трёх книг о Жукове (четвёртая го­това к печати, дело за финан­сированием), за пять «ураль­ских» лет маршал провёл 25 крупномасштабных манёвров и учений против одного-двух в прежние годы.

Полковник в отставке Ми­хаил Ершов вспоминал на круглом столе в Центре исто­рии Свердловской области, по­свящённом 120-летию со дня рождения Маршала Победы:

- Доводилось мне встре­чаться с Жуковым и во вре­мя службы в нашем округе, но больше запомнилась дру­гая встреча - в Будапеште, в мае 1957 года, когда Жуков был уже министром оборо­ны. Он летел в Югославию и Албанию, по пути заглянул в Будапешт. Чем могли встре­тить полководца и министра войска? Строевым смотром с торжественным прохождени­ем с песней. Я командовал ротой почётного караула. Жу­кову выправка наших солдат понравилась, за хорошо про­ведённый смотр он наградил меня прекрасным охотни­чьим ружьём. Потом разгова­ривал с солдатами, посмотрел на их сапоги, на свои ботин­ки. А жарко было, градусов 25, он и сказал: «Да, ребята, в сапогах-то жарковато при та­кой погоде. Ну ничего, скоро переобую вас в ботиночки...». Не успел... Снял его Хрущёв во время того визита...

ПРИМЕТА
Со временем офицеры окру­га научились «читать» Жу­кова: сдвинул фуражку на макушку - доволен, надви­нул козырьком на лоб - бе­регись!

                                                                              
                                                                             Станислав БОГОМОЛОВ
Богомолов С.  «Скоро обую вас в ботиночки...»  //  Областная газета. – 2016. – 3 июня. – С. 4.



Первомайская история

В феврале 1948 года распоря­жением Верховного главнокоман­дующего вооруженных сил СССР Иосифа Сталина маршал Совет­ского Союза Г. К. Жуков был назна­чен на должность командующего Уральским военным округом и при­был для исполнения служебных обязанностей в город Свердловск (ныне Екатеринбург).
Имея огромный опыт воин­ской службы в различных регионах не только нашей страны, но и за ее пределами, Георгий Константино­вич стал активно вживаться в ре­альную действительность нашего края. Но для тружеников Урала он пока был хотя и широко известной, но реально не осязаемой легендой. Всем военнослужащим нашего округа, да и каждому уральцу хотелось лично увидеть нового коман­дующего на традиционном май­ском параде.
И вот утром 1-го мая все ар­мейские подразделения столицы Среднего Урала под знаменами, с оркестрами и боевой техникой выстроились по периметру главной городской площади. За стройными рядами войскового «каре», охваты­вающего центральный микрорай­он, расположились колонны трудя­щихся предприятий, организаций, студенты учебных заведений. Ку­мач знамен, плакатов и транспа­рантов, куплеты популярных песен и частушек, сливаясь со звуками аккордеонов, баянов и гармошек, создавали радостный праздничный настрой.
    Поскольку в те далекие годы на здании городской админи­страции ни башни со звездой, ни больших курантов еще не было, то армейские связисты в 10 утра местного времени включили ра­диоимитацию боя кремлевских курантов на Спасской башне. Под эти звуки войска замерли по стой­ке «смирно». Следуя их примеру, притихли и колонны ликующих демонстрантов. С последним ударом курантов на главную городскую площадь на пританцовывающем вороном скакуне выехал маршал Жуков в парадном мундире цвета морской волны с золотым шитьем, на брюках алели широкие генеральские лампасы. Как и полагается по воинскому этикету, на левом боку у него сверкала парадная сабля в ножнах с золоченым эфесом. Георгий Константино­вич сидел в седле «как влитой». Во всей его осанке и фигуре чувствовалась стать профессионального ка­валериста. Его мундир просто излучал сияние орденов и медалей, а их было более тридцати. На расшитом золотом стоячем воротнике ярко-красным рубином горела маршальская звезда. Чуть ниже левого погона, увенчанного гербом СССР, золотыми полированными гранями переливались три звезды Героя Советского Союза. Ниже их теснились высшие награды нашей Ро­дины. Адъютанты командующего той поры утвержда­ли, что мундир маршала Жукова со всеми наградами весил 16 килограммов.
Ему навстречу от городской плотинки тоже верхом на коне выехал генерал, командовавший парадом. Сблизившись с маршалом в районе трибуны, он отса­лютовал Георгию Константиновичу обнаженной шаш­кой и доложил о готовности войск к торжественному прохождению. После рапорта они вместе объехали все войска и поздравили их с праздником. Воины бо­дро отвечали на приветствие и завершали его трое­кратным русским «Ура!». Располагавшиеся за ними многотысячные колонны демонстрантов устроили Жукову такую овацию, какой городская площадь, на­верное, не слышала за все время ее существования. Эмоции наших земляков можно было понять — они впервые в жизни своими глазами увидели живую ле­генду Отечественной войны, «маршала Победы», по­ставившего на колени фашистских главарей в их лого­ве - поверженном Берлине.
Закончив объезд войск, Георгий Константинович направил коня в центр площади, где разместились руководители области, гости и сводный оркестр во­енных музыкантов. Маршал уже приближался к три­буне, с которой должен был произнести речь, как вдруг на его пути, словно из-под земли, появился фо­токорреспондент областной газеты Игорь Пашкевич и, щелкая аппаратурой, стал выбирать наиболее удоб­ную позицию для съемки. Жеребец командующего, испугавшись этих манипуляций, встал на дыбы. Его задние ноги поскользнулись на трамвайных рельсах, и конь повалился на бок. Буквально в мгновение ока Георгий Константинович спрыгнул на землю и под­нялся на трибуну. Его адъютанты помогли коню встать и отвели в сторону. Все присутствовавшие на площа­ди, наблюдая это непредвиденное происшествие, вначале испугались, а потом были просто восхищены ловкостью и хладнокровием маршала, с блеском вышедшего из соз­давшейся ситуации. А дальше все шло по намеченному плану.
Как было заведено в те давние времена, платные  партийные горлопаны через усилители провозглаша­ли здравицы только Сталину и его партии. Но в ответ из проходивших мимо колонн звучало одно слово «Жу-ков! Жу-ков!». Подобное волеизъявление тру­жеников Урала пришлось не по вкусу партийным боссам. И не только у нас, но и в центре. Из Москвы последовало строгое указание: «Предельно сократить информацию о новом командующем во всех сред­ствах массовой информации». Со слов уральских корреспондентов мне известно, что фотопленки той поры, отражавшие служебную деятельность и жизнь опального маршала, как правило, оказывались за­свеченными или таинственно исчезали. И по эпизо­ду с падением коня командующего на первомайском параде спецслужбы тоже постарались, но, кажется, сверх меры. Причастного к этому случаю фотокорреспондента Игоря Пашкевича чекисты задержали прямо на площади и стали обвинять в умышленном создании критической обстановки, явно намекая на террористический акт. Будто бы он преднамерен­но занял на площади такую позицию для фотосъем­ки, когда солнечный луч, отразившийся от линзы его фотоаппарата, ударил в глаза жеребца маршала, и по этой причине испугавшийся конь встал на дыбы. Бедному фотокору всю ночь пришлось доказывать, что такую ситуацию создать искусственно практически невозможно, а происшедший эксцесс - это нелепое стечение непредвиденных обстоятельств.
В момент происшествия с конем в непосредствен­ной близости от маршала вел фотосъемку художник областной комсомольской газеты «На смену!» Петр Евладов, который позднее поделился со мной сле­дующими впечатлениями: «Когда жеребец с Жуко­вым встал на дыбы, в моем сознании возник алле­горический образ православного святого «Георгия Победоносца». Поскольку этот эпизод надолго запал Евладову в душу, мы с ним вдвоем запечатлели его в следующем стихотворении:
Берлин в прицеле,
На коленях он.
Весь в чешуе руин Дракон маячит.
И в пасть ему копьем,
Как с вековых икон
На гордом рысаке
Святой Георгий скачет.
Победоносец над Драконом днесь
Занес для справедливой кары руку.
Мы все с Победой обвенчались здесь.
Нас вел в Берлин народный маршал Жуков!

                                                                              Олег ЧЕРНОВ

Чернов О.  Первомайская история  //  Уральский следопыт. – 2011. – № 5. – С. 4-5.



Почему Жуков оказался на Урале?
     
Легендарный полково­дец Георгий Константино­вич Жуков командовал вой­сками Уральского военно­го округа с 1948 по 1953 год. За что его сюда сослал Ста­лин? То, что это была ссыл­ка, нет сомнений. Полково­дец, сломавший хребет не­мецкой машине - и тыловой округ. Легенд и мифов по этому поводу много. А как было на самом деле? Расска­зывает профессор кафедры теплофизики УрФУ, журна­лист и писатель, автор трёх книг о Жукове екатеринбур­жец Сергей ГУЩИН:
-  Тут многое перемеша­лось. Но главу в своей книге «Уральская ссылка опального маршала» о событиях, когда над Жуковым стали сгущать­ся тучи, я назвал «Не будь та­лантливей вождя». Собствен­но, в этом и главная причина. Когда Берлин был взят, акт о капитуляции, по идее, долж­ны были подписывать Ста­лин как Верховный Главно­командующий, Эйзенхауэр и Монтгомери - от командова­ния коалиции союзных войск. Но Сталин не очень любил ле­тать на самолёте, к тому же в немецкой столице было ещё неспокойно, да и от союзников на подписание отправ­ляли не первых лиц, и он на­значил Жукова, в то время ко­мандующего Первым Бело­русским фронтом, представи­телем Верховного Главноко­мандования. Почему подпи­сывали акт о капитуляции не первые  лица - история любо­пытная, но другая. Так вот, по­сле подписания акта состо­ялся банкет, очень даже ве­сёлый, до гармошки дело дошло. У Жукова спросили - а что с немцами делать? Жуков распорядился накормить и да­же налить по чарке, дескать, пусть горе своё зальют. Потом союзники наградили Жуко­ва британским орденом Бани I степени, французским Воен­ным крестом, американским орденом Легион Почёта степе­ни Главнокомандующего, та­ких наград даже у Сталина не было. Между прочим, британ­ский орден давал право стать пэром Великобритании и вла­деть землёй, но для этого на­до было стать гражданином этой страны.

Г. К. Жуков и Д. Д. Эйзенхауэр
Когда Жуков воз­главил советские оккупацион­ные войска, он как-то подру­жился с Эйзенхауэром, быва­ли друг у друга в гостях, мно­го общались. Всё это Стали­ну очень не понравилось. Это был первый звоночек. Точнее, второй. Первый прозвучал во время операции по освобож­дению Белоруссии. Не вдава­ясь в детали, Жуков и Сталин не сошлись в одном вопросе при планировании операции. Когда всё кончилось, Сталин сказал, что всё получилось, как он говорил. Жуков возраз­ил: всё вышло так, как я гово­рил. Подняли стенограмму со­вещания - прав был Жуков. Но возражать вождю смельчаков уже не было. Кроме Жукова. Сталин всё это запомнил.

-  И тут как нельзя кста­ти возникло «трофейное» дело?

- Оно началось, когда тогда ещё начальник воен­ной контрразведки «Смерш» Абакумов прибыл в Герма­нию наводить порядок. На­чал почему-то с генералите­та и старших офицеров. Жу­ков его вызвал, выразил своё крайнее неудовольствие: «Вы подчиняетесь мне, ни­же меня по званию, собирае­тесь проводить какие-то аре­сты без моего ведома и раз­решения». В общем, убрать и прекратить. Абакумов за­таил злобу, начал «копать» и под Жукова. В итоге появи­лось несколько позже «тро­фейное» дело по ряду гене­ралов, в том числе и Жуко­ву. Чего скрывать, трофеи из Германии везли все, но кто-то - отрез на костюм, да ак­кордеон, а кто-то - вагоны с мебелью и сервизами. Кста­ти, задокументирован такой факт: два вагона с мебелью из Германии, приписываемые Жукову, были отправле­ны ... в только что созданное МГБ, которое возглавил Аба­кумов. В вину Жукову поста­вили и то, что в частных раз­говорах он все победы яко­бы приписывал себе, а не вождю. Был арестован главком ВВС Новиков, из которо­го буквально выбили показа­ния против Жукова.
-Но тем не менее его не арестовали...
- Попробовали бы! Армия тут же бы поднялась, автори­тет у Жукова был огромный. Кроме того, Сталин Берии дал прямое указание - Жукова не трогать. А вот от дел отодви­нуть надо, решил вождь, так и сделал. Дело Жукова рас­сматривалось на Высшем во­енном совете с участием бо­евых генералов и членов По­литбюро.
В вину ему вменили также зазнайство, приписывание се­бе чужих побед и личную не­скромность. Но военные сте­ной встали на его защиту. Под­певалы вроде Булганина, Ма­ленкова только кивали при словах Сталина. На этом совете и решено было освободить Жукова от должности главко­ма сухопутных войск и отпра­вить командовать маленьким военным округом - Одесским.
- И там он, если судить по фильму «Ликвидация», бы­стро навёл порядок и осво­бодил город от бандитов.
- В фильме это несколько преувеличено, хотя реальная подоплёка у тех событий бы­ла. Тут важнее другое - у Жу­кова не сложились отношения с первым секретарём Одесско­го обкома партии Николаем Кириченко, он даже не ввёл маршала в бюро обкома, как это было обычно в то время. Постоянно жаловался на не­го в Москву. Чаша терпения переполнилась у обоих из-за квартирного вопроса. Дело в том, что в Одессе было много пустых квартир, а офицерам жить было негде. Жуков соз­дал спецбригаду по выявле­нию и заселению таких квар­тир, Кириченко опять нажа­ловался, и Жукова отозвали в Москву. Вот тогда и начали снова раскручивать «трофей­ное дело». Жуков ждал аре­ста, но всё кончилось вышед­шим в 1948 году постановле­нием Политбюро ЦК ВКП(б): «Тов. Жуков, злоупотребляя своим служебным положени­ем, встал на путь мародёрства, занявшись присвоением и вы­возом из Германии для лич­ных нужд большого количе­ства различных ценностей». Ему было объявлено, что это последнее предупреждение. Жуков после таких разборок перенёс инфаркт. Но ему да­ли возможность исправиться, как какому-то провинившему­ся школьнику, и отправили ко­мандовать глубоко тыловым Уральским округом. Приказ подписал новый министр обо­роны Булганин, сугубо штат­ский человек.

Жуков приехал на Урал в отдельном вагоне, а посколь­ку прежний командующий Михаил Казаков ещё не ос­вободил дом-дачу в Зелёной Роще, где традиционно жили и живут командующие вой­сками округа, какое-то время жил в вагоне, куда протянули связь, электричество. В жизни великого полководца насту­пил новый этап...
                                                                             Станислав БОГОМОЛОВ
Богомолов С.  Почему Жуков оказался на Урале?  // Областная газета. – 2016. – 7 мая. – С. 5.


Письма с фронта

«Я плохо исполнять службу не приучен»

Жуков и
его будущая супруга
 Александра Диевна Зуйкова,
деревенская учительница.
1920 г.
Памятные для родных письма полководца, на плечах которого после вторжения японцев лежала ноша великой ответственности и риска, конечно, совсем не о том, что можно было в каждый момент боевых действий ожидать на разных направлениях удара, изменения обстановки и грозного разворота событий. Суровый воин предстает перед нами как заботливый любящий муж и отец. По словам Эллы Георгиев­ны, жену, Александру Диевну, Георгий Константинович величал Шуриком, а она его — Жоржем, и такое веселое обращение ему нравилось.
«Пишу редко мешают бои», так говорил он, когда речь касалась писем родным. И все-таки писал, выкраивал время, чтобы поделиться наболевшим с женой Александрой Диевной, дочерьми Эллой и Эрой.
  Письма сберегла мама, вспоминала Элла Георгиевна. Они прожили с отцом более сорока лет. Мама очень дорожила этими весточками с фронта.  Война вошла в нашу семью после нападения Японии на дружественную Монгольскую Народную Республику.
И вот первые пожелтевшие листочки.
«24.V.39.
Милый Шурик!
Сегодня был у наркома. Принял исключительно хорошо. Еду в продолжительную командировку. Нарком сказал: заряжаться надо примерно на 3 меся­ца. К тебе у меня просьба такая: во-первых, не поддавайся хныканью, держись стойко и с достоинством, постарайся с честью перенести неприятную разлуку. Учти, родная, мне предстоит очень тяжелая и ответственная работа, и я как член партии, командир РККА должен её выполнить с честью и образцово. Ты же меня знаешь, что я плохо выполнять службу не приучен, но для этого мне нужно быть спокойному за тебя и дочурок. Я тебя прошу это спокойствие мне создать. Напряги все свои силы, но этого добейся, иначе ты не можешь считать меня своим другом жизни. Что касается меня, то будь спокойна на 100 процентов.
Ты меня крепко напоследок обидела своими слезами. Ну что ж, понимаю, тебе тоже тяжело.
Халхин-Гол, 1939 год 
Целую тебя крепко, крепко. Целую моих милых дочурок.
Ваш Жорж».
Письмо из Монголии
«Здравствуй, милый мой Шурик!
Шлю тебе привет и крепко целую. Крепко целую дочурок Эллочку и Эрочку. Только сегодня вернулся в такое место, откуда могу послать письмо. Пер­вое, что я тебе хочу написать, это то, что я жив и здоров. Как живете там все вы? Выехали на дачу или до сих пор не удалось? Второе тебе скоро нужно собираться ко мне.
Мне привези: 1) новую шинель, 2) новые брюки, 3) пижаму, 4) ружье, 5) фотоаппарат... Патефон не бери, тут достал. Возьми 10—15 штук хороших пластинок...»
  Окончание письма, пояснила Элла Георгиевна, к сожалению, не сохранилось. Чем оно примечательно? Папа очень любил охоту. И что интересно, с охотничьими трофеями возвращался всегда, т.к. стрелком был отменным.
     Охота для него была и способом общения с природой, которую он, выросший в деревне, очень любил. Набор пластинок не сохранился. Но музыка в нашем доме всегда была в почете. У нас даже музыкальное трио: папа — баянист, Эра — аккордеонистка, я пиликала на гармошке. Ну, а мама исполняла роль дирижера-слушателя. Что касается фотоаппарата, папа очень много снимал нас с сестрой. У меня и у Эры есть персональные фотоальбомы, где мы запечатлены, по сути, со дня рождения. Много снимал папа и маму. Сам папа тоже любил фотографироваться. На любое семейное торжество он приглашал фото­графа. Он был большой выдумщик. Почти на каждый новогодний праздник организовывал карнавалы. Сам принимал в них активное участие. 
Семья Жуковых,
      1939 год. Смоленск
 Письмо из Монголии «1.Х.39.
     Здравствуй, милый мой Шурик!
     Шлю тебе привет и крепко всех целую. Получил от тебя массу писем и телеграмм, но, извини, ответить не мог, т.к. был занят боями. Вот с 20.8 веду непрерывные бои. Сегодня закончил полный разгром японских самураев. Уничтожена вся их действующая армия. Взято более 100 орудий, масса всякой техники и имущества. По счету это четвертое поражение японцев.
  Надо тебе сказать: все время бои носили ожесточенный характер. Естественно, мне как командующему пришлось поработать и не поспать. Ну ничего, лишь бы был хороший результат. Ты помнишь, я тебе писал из Москвы о том, что задание партии выполню с честью. Вот не знаю, как будет развивать­ся конфликт дальше. Хотелось бы скорее кончить и увидеться с вами. Сегодня я посылаю за тобой порученца. Думаю, тебя довезет. Парень он проныристый.
     Теперь, что здесь есть... Тут, говорят, есть все. Не было только одеял, но я купил 4 одеяла верблюжье-плюшевые, очень красивые.
    Для меня: 1) касторовую шинель, 2) фуражку, но только не кавалерийскую, а пехотную, с малиновым околышем. Размер 57,5 с кавалерийским козырьком. Больше для меня ничего брать не нужно. Для себя: зимнее и осеннее пальто... Имейте в виду, приедете, здесь будет уже холодновато. Для детей: то же самое, но имей в виду, здесь плохо с портнихами...
Халхин-Гол, 1939 год
     В Улан-Баторе я ещё ни разу не был, т.к. прямо с самолета — на позиции и, кроме окопа, пока ещё ничего не видел...
     Сегодня получил сообщение о присвоении мне звания Героя Советского Союза. Очевидно, ты об этом уже знаешь. Такая оценка правительства, партии и т. Ворошилова обязывает меня ещё больше стараться выполнить свой долг перед Родиной.
      Крепко, крепко всех вас целую.
      До скорого свидания.
      Жорж».
                                                                                                               
                               Эдуард МОЛЧАНОВ
Молчанов Э. Штрихи к портрету маршала Жукова  // Урал. -  2010. – № 4. - С. 43-49.


Долг и слава маршала Г. К. Жукова

Я счастлив, что родился русским человеком.
И разделил со своим народом в минувшей войне
горечь многих потерь и счастье Победы.
Г. К. Жуков

В издательском доме «Мегапир» вышла в свет книга «Вер­ный сын России», попол­нившая обширную исто­риографию Маршала Со­ветского Союза Г.К. Жуко­ва*.
Автор книги военный журналист и писатель С. М. Борзунов, не раз встречавшийся с Г.К. Жуковым как в военное, так и в мир­ное время, рассказывает о нем и как о полководце, и как о человеке, чья бога­тая событиями жизнь до сих пор удивляет и восхи­щает его соотечественни­ков, ведь не каждому по силам выдержать и испы­тания славой, и неспра­ведливые гонения после­военной поры. В работе над книгой автору оказали помощь Маршал Совет­ского Союза Д.Т. Язов, на­писавший обращение к чи­тателям, его коллеги по комитету памяти маршала Г.К. Жукова: А.А. Павликов, доктор исторических наук Л.М. Гаврилов, полковник В.А. Афанасьев.
Книга многопланова, но главное для автора — до­нести до читателя образ великого полководца, по­казать его как выдающего­ся стратега и тактика.
Первая встреча С.М. Борзунова с генералом армии Г.К. Жуковым, в ту пору командующим вой­сками Киевского Особого военного округа, про­изошла летом 1940 года на окружных учениях, во­шедших в военную исто­рию как киевские манев­ры. В них принимал уча­стие и 363-й отдельный артиллерийский полк. В этом полку С.М. Борзунов был красноармейцем, но­мером орудийного расче­та. На учениях он действо­вал в качестве наводчика. Двое суток, почти без сна и отдыха, расчет непре­рывно маневрировал, ме­нял позиции, стремясь из­бежать огневого воздей­ствия «противника», и вы­полнял все новые, более сложные боевые задачи. Особенно отличился он в стрельбе по внезапно появляющимся целям.
И вот учениям дан отбой, артиллеристы приводят в порядок орудия и обмундирование. К ним неожиданно подходит группа военных высокого ранга , среди которых Г. К. Жуков. Поздоровавшись, Георгий Константинович спросил, как артиллеристы выпол­нили боевую задачу? Ко­мандир батареи доложил: «Справились на “отлич­но"... Все цели поражены с первого выстрела. — «Мо­лодцы! — Сказал команду­ющий. — Всему расчету объявляю благодарность и награждаю ценными по­дарками».
Затем он стал расспра­шивать артиллеристов о боевых свойствах 76-мм дивизионной пушки, не­давно поступившей на вооружение. Командую­щий хотел знать, как она показала себя на марше, при смене позиций и ве­дении огня. На все вопро­сы он получил конкретные ответы. Бойцы и команди­ры, не стесняясь высокого начальства, говорили не только о плюсах, но и о недоработках. Значит, ко­мандующий сумел их рас­положить к себе, настроить на откровенный разго­вор, Г.К. Жукова особо ин­тересовали люди из расче­та. Он спрашивал, откуда они призывались в армию, как служат, нет ли жалоб, нареканий. Когда пришла очередь отвечать Борзуно­ву, он сообщил, что до при­зыва трудился в районном центре Анна Воронежской области. Услышав назва­ние рабочего поселка, Г.К. Жуков живо отреагировал на это: «Знаю я вашу Анну! Люди там хорошие, а де­вушки — настоящие рус­ские красавицы». Только спустя годы Борзунов на­шел разгадку этим словам Георгия Константиновича. Оказывается, в поселке Анна он, командир эскадрона кавалерийского полка, познакомился с молодой учительницей Александрой Диевной, ставшей впоследствии его женой. 
Беседа командующего с расчетом орудия между тем продолжалась. Узнав, что Борзунов — активный участник художественной самодеятельности и играет на гармони, Жуков распорядился вручить ему после учений награду — гармонь-трехрядку. Другие номера расчета получили часы и фотоаппараты.
Г.К.Жуков Халхин-Гол, 1938 год
Уже потом, через не­сколько лет изучая в сте­нах военной академии процесс развития военно­го искусства в конце соро­ковых годов, слушатель Борзунов нашел в матери­алах, с которых сняли гриф секретности, доклад Г.К. Жукова «Характер сов­ременной наступательной операции» и понял, что в нем отражены результаты киевских учений. С этим докладом Г.К. Жуков выступал на совещании выс­шего командного состава армии в декабре 1940 го­да. Поражали глубина его анализа и предвидения характера сражений в бу­дущей войне. За теорети­ческими воззрениями и выкладками докладчика четко вырисовывались и выводы, сделанные им на маневрах, и уроки разгрома японских захватчиков на Халхин-Голе, где вой­сками руководил сам Г.К. Жуков. Теория и практика военного дела у Георгия Константиновича всегда находились в органиче­ском, неразрывном един­стве.
На фронте, 1943 год
Тогда же, в начале 1941 года, артиллеристы 363-го полка, как и весь личный состав армии, с большим воодушевлением воспри­няли весть о назначении Г.К. Жукова начальником Генерального штаба — за­местителем наркома обо­роны. В ту пору в воздухе все отчетливее и острее ощущалось приближение большой войны с фашист­ской Германией.
Автор пишет, что пять раз он видел Г.К. Жукова на фронте: трижды на Кур­ской дуге летом 1943-го, при освобождении Киева в ноябре того же года и в мае 1945-го — в повер­женном Берлине. Всюду, где Жуков находился и ра­ботал в войсках, бойцы и командиры без труда до­гадывались: значит, скоро в наступление. И еще они говорили между собой: где Жуков — там победа! Так всегда и было.
Перед штурмом Берлина, 1945 год
Разве забудет наш на­род драматические дни осени сорок первого? Тог­да отборные дивизии вер­махта, невзирая на боль­шие потери, рвались к столице нашей Родины — Москве. 10 октября Г.К. Жукова назначили коман­дующим Западным фрон­том. Враг стремился лю­бой ценой прорваться к столице танковыми клинь­ями. Сталин обратился к Жукову: «Вы уверены, что мы удержим Москву?.. Го­ворите честно, как комму­нист». Жуков ответил кратко: «Москву, безусловно, удержим». И еще он ска­зал, что нужно сделать для усиления обороны.
Наши войска останови­ли наступление противни­ка, а затем перешли в контрнаступление и от­бросили его за сотни ки­лометров от столицы. Раз­гром врага под Москвой имел огромный политиче­ский резонанс и внутри страны, и за ее рубежами. В дни Битвы под Москвой Г.К. Жукову исполнилось 45 лет. Но напряжение бо­ев было предельным, и он не смог даже отметить это событие в кругу друзей и близких. Штрих вроде бы и небольшой, но по-своему характерный: для Георгия Константиновича чувство долга и ответственности всегда было превыше все­го.
Талант Г.К. Жукова ярко проявился в разработке и осуществлении планов важнейших боевых опера­ций, в которых он участво­вал как представитель Ставки ВГК, а впоследствии и заместитель Верховного Главнокомандующего. По заданию Ставки он 25 раз выезжал в войска, где скла­дывалась особенно крити­ческая ситуация, и помогал выправлять положение.
Сталин и Жуков
На заключительном эта­пе войны И.В. Сталин именно Г.К. Жукову дове­рил руководство войсками 1-го Белорусского фронта, направленного своим острием на штурм гитлеров­ской цитадели - Берлина. И он блестяще справился с этой чрезвычайно сложной и ответственной боевой задачей, что признали как враги, так и наши союзни­ки. Автор книги приводит слова главнокомандующе­го союзными армиями ге­нерала Эйзенхауэра, кото­рый, подводя итоги Второй мировой войны, заявил: «Объединенные нации ни­кому так не обязаны, как маршалу Жукову... Жуков имел большой опыт руко­водства величайшими сра­жениями».
Большим достоинством рецензируемого труда яв­ляется то, что автор написал книгу в форме обраще­ния к молодым читателям. Нет сомнения, что живой диалог привлечет их вни­мание и интерес, до их сердец дойдет заложенная в книге главная мысль: полководец Жуков был ве­ликим патриотом своей Отчизны, преданным ей до последнего вздоха.
Полковник в отставке
А.Н. КУЛАКОВ

* Борзунов С. М.  Верный сын России. Молодежь о Маршале Г. К. Жукове. - М.: Мегапир, 2006. - 248с., ил.

Кулаков А. Н.  Долг и слава маршала Г. К. Жукова  // Военно-исторический журнал. – 2007. – № 9. – С. 78-79.


ВЕЛИКИЙ ПОЛКОВОДЕЦ

Ничто не делает полководца бо­лее великим,
как проникновение в замысел противни­ка.
Н. Макиавелли

Г. К. Жуков
Военная история знает тысячи разных полководцев, но, видимо, не больше десяти из них попали в разряд великих. Для того чтобы быть зачисленным в эту когорту, надо было не только одержать победы, но и проявить оригинальность, блистательность полководческого почерка, гениальность решений и избранных способов действий и в целом высочайший уровень военного искусства.
Ho если посмотреть энциклопедии, учебники по военной истории, то относительно полководцев прошлого все сводится в них к тем или иным формам построения боевых порядков и новым способам ведения боевых действий, которые они применяли.
Однако нередко, особенно в Первую и Вторую мировые войны, противоборствующие армии действовали в примерно одинаковом боевом построении. В Великую Отечественную войну обе стороны — и гитлеровские генералы Ф. Бок, Э. Манштейн, К. Рундштедт и советские Г. К. Жуков, К. К. Рокоссовский, И. Д. Черняхо­вский, Р. Я. Малиновский и другие — придерживались принципа активных и решительных действий, но одни потерпели поражение, а другие победили.
В чем тогда главная причина, в чем секрет, в чем основной закон военного искусства, определяющий победы и поражения, что делало полководцев поистине великими?
Для объяснения этого феномена военной истории назывались разные факторы: экономическая мощь государства, численное и военно-техническое превосходство, чаще всего говорилось о политических целях войны, имея в виду, что армии, ведущие справедливую войну, должны, как правило, побеждать. Все это, разумеется, имело и имеет значение. Однако нередко все случалось и наоборот. Например, армия Т. Костюшко численностью 100 тыс. человек, которая вела справедливую освободительную войну, потерпела поражение от 25-тысячного войска Суворова, которое, как стали говорить позже, вело не очень-то справедливую войну.
Изучение опыта Великой Отечественной войны, полководческого искусства Г. К. Жукова наиболее близко подводит нас к пониманию этой проблемы. Напрашивается вывод, что главное здесь в соответствии стратегических целей, решений командования и действий войск конкретным условиям обстановки, обеспечивающем успешное выполнение военных задач. Причем речь идет не о формальном учете стихийно складывающейся обстановки, а об активном воздействии на нее с целью извлечения выгоды для себя, навязывания воли противнику.
И.С. Конев (справа)
         докладывает обстановку
          маршалу Г.К.Жукову
Г. К. Жуков перед каждой операцией изыскивал но­вое построение артиллерийской подготовки, новые приемы разведки боем и атаки главных сил, уделяя особое внимание проявлению хитрости и дезинфор­мации противника. Он считал, что каждый бой, опера­ция уникальны и неповторимы по своим условиям, и соответственно такими же уникальными и неповтори­мыми были его решения и способы действий.
Самыми страшными врагами рационального военного искусства являются шаблон и догматизм. Главная суть полководческого искусства Жукова состоит в творчестве, новаторстве, оригинальности, а следовательно, в неожиданности решений и действий для противника.
Для проявления высокого уровня военного искус­ства требуются как глубокие теоретические знания, так и умение их творчески применять с учетом кон­кретно складывающейся обстановки. Полководцу и командиру нужны развитое оперативно-стратегическое мышление, а также хорошие волевые и органи­заторские качества для настойчивого проведения в жизнь принятых решений.
Г. К. Жуков, как и К. К. Рокоссовский, считал самым опасным в военном деле, подготовке военных кад­ров положение, при котором сложнейший процесс выработки решений подменяется поверхностным, отвлеченным приложением теоретических постула­тов к практике, когда эти решения не вытекают из анализа конкретных условий обстановки, а лишь из­влекаются из теории. Хорошие теоретические зна­ния должны сочетаться с умением творчески их при­менять в соответствии с обстановкой.
Таким образом, первая отличительная черта пол­ководческого искусства Г. К. Жукова — это неиссяка­емое творчество, новаторство, чему он завещал офицерам учиться всю жизнь.
Второй примечательной его особенностью являет­ся глубокий, гибкий ум и проницательность.  Г. К. Жуков в совершенстве владел этим искусст­вом. Умение Георгия Константиновича читать мыслен­но самую сложную, запутанную обстановку, как откры­тую книгу, и не только проникнуть в замысел против­ника, но и как бы в живом виде воссоздать в сознании возможный ход развития событий, давало ему воз­можность предвидеть их и принимать заблаговремен­ные меры.
Г.К. Жуков на военных маневрах.
         Весна 1941 г.
Особенно поразительно предвидение, которое он проявил в июле 1941 года, когда А. Гитлер еще только вынашивал идею поворота двух армий (2-й танковой группы X. Гудериана и 2-й полевой М. Вейхса) с московского направления на юг для удара по правому крылу Юго-Западного фронта. Причем наиболее опытные немецкие генералы возражали против этого, и, более того, когда директива Гитлера была доставлена в Борисов, Ф. Гальдер и X. Гудериан выехали в ставку фюрера, чтобы уговорить его отменить директиву. Вообще казалось невероятным, что немецко-фашистским руководством может быть приостановлено успешно развивающееся наступление на Москву. И вот в момент, когда само германское военное командование еще в точности не знало, как вермахту предстоит далее действовать, Г. К. Жуков со всей определенностью доложил И. В. Сталину, что противник повернет часть сил с московского на киевское направление, и предложил принять меры по укреплению Центрального фронта, а также отвести войска Юго-Западного фронта за Днепр. Верховный Главнокомандующий с этим не только не согласился, но и за излишнюю настойчивость и резкость отстранил Г. К. Жукова от должности начальника Генштаба. Но как бы то ни было это жуковское озарение будет всегда украшать историю военного искусства.
Третья очень важная черта полководческого искусства Г. К. Жукова и вытекающий из нее урок - это  тщательное планирование, всесторонняя подготовка каждой операции.
Наконец, Г. К. Жукова отличали умение твердо и настойчиво проводить в жизнь принятые решения, огромная воля и мужество в отстаивании своих предложений и решений.
Когда-то Карл фон Клаузевиц писал: «Чем выше мы поднимаемся по ступеням служебной иерархии, тем больше преобладания в деятельности получает мысль, рассудок и понимание».
Парад Победы



Гареев М.А. "Засияет имя ... полководца полководцев в ведении войны массовыми армиями": к 60-летию Победы: Маршал Советского Союза Г.К. Жуков // Военно-исторический журнал. – 2003. – № 5. – C. 2-8.



От солдата до маршала на службе Отечеству 

"... Есть люди вечные гореньем,
их жизнь - эпохи нашей цвет"

Наиболее ярко полководческий талант Г.К. Жуко­ва проявился в период Великой Отечественной вой­ны. Будучи членом Ставки ВГК и заместителем Вер­ховного Главнокомандующего, командуя около двух лет различными фронтами, он был участником важ­нейших событий и операций этой войны.
Г.К. Жуков, 1940 год
С июня 1940 года Г.К. Жуков командовал вой­сками Киевского Особого военного округа, а в ян­варе 1941-го назначен начальником Генерального штаба — заместителем наркома обороны СССР. Наиболее важными ступенями становления полководческого искусства Георгия Константиновича были Ельня, оборона Ленинграда и Москвы, Сталинград, Курская битва, Киевская, Корсунь-Шевченковская, Белорус­ская, Висло-Одерская и Берлинская операции.
Достаточно вспомнить, как в тяжелейших услови­ях, когда советские войска на всех направлениях от­ступали, была буквально вырвана победа под Ельней проведением первой с начала войны успешной на­ступательной операции, которая полководческим та­лантом Г.К. Жукова и доблестью зарождающейся со­ветской гвардии ярко высветила ориентиры, указа­ла, каким путем надо идти, чтобы научиться по-на­стоящему воевать.
В таких операциях, как оборона Ленинграда или Москвы, где полководческое искусство проявлялось не в броских формах оперативного маневра, а в же­лезной воле, непоколебимой решимости отстоять город, в жесткой организации и твердости управле­ния, характер Георгия Константиновича сказался с особой силой.
Если в сентябре 1941 года под ударами вермахта Западный фронт практически развалился, то заново восстановленный в ходе тяжелейших боев тот же фронт под командованием Г.К. Жукова в октябре - ноябре этого года впервые за время войны провел успешные оборонительные операции и смог не толь­ко отразить наступление немецко-фашистских войск, но и отбросить их от Москвы.
Во время Сталинградских событий именно Г.К. Жуков вместе с А.М. Василевским вовремя выявили момент, когда необходимо было отказаться от рас­траты сил и средств, продолжая наносить многочис­ленные контрудары, и перейти к их накоплению с це­лью основательно подготовить значительно более масштабную контрнаступательную операцию, кото­рая завершилась окружением и уничтожением 300- тысячной группировки противника.
Курская битва помимо величайшей победы, означавшей, по существу, достижение коренного перелома в ходе войны, с точки зрения развития военного искусства продемонстрировала новое постижение сути оборонительных действий, когда войска переходили к обороне не вынужденно, а преднамеренно и заблаговременно, чего не удавалось сделать ни в 1941-м, ни в 1942 году. Не удавалось потому, что на оборону смотрели лишь как на временный, вынужденный вид военных действий, рассчитанный на отражение наступления превосходящих сил противника, причем относительно в короткие сроки и ограниченными силами. Но опыт не подтвердил этого.
1943 год
Оказалось, что оборона в стратегическом масштабе, осуществляемая с целью удержать занимаемые рубежи и без значительного отхода разгромить наступающего противника, требует не ограниченных, а крупных сил и проведения не кратковременных, а целого ряда ожесточенных оборонительных сражений, подготовка к которым должна начинаться как можно раньше. Такое понимание обороны стратегического масштаба было одним из крупных открытий в военном искусстве. 
В сражениях 1944—1945 гг. Г.К. Жуков руководил крупнейшими стратегическими операциями групп фронтов, явившимися прообразом новой формы стратегической операции на театре военных действий, достигнув высочайшего уровня полководческого искусства в Бело­русской, Висло-Одерской и Берлинской операциях. Берлин, например, был взят за 7 суток, тогда как гит­леровским войскам не удалось взять ни Ленинграда, ни Москвы.
Тимошенко и Жуков
           на Западном фронте, 1941.
Разумеется, надо помнить не только о победоносных операциях, но и о поражениях в начале войны, о чем с большой горечью и осознанием своей доли ответственности писал и Г.К. Жуков. Однако справедливости ради нельзя забывать, что Г.К. Жуков, как начальник Генерального штаба, и нарком обороны С.К. Тимошенко неоднократно накануне войны предлагали отмобилизовать и привести войска приграничных военных округов в боевую готовность, но все их предложения отвергались И.В. Сталиным. И едва ли в это суровое время, когда за малейшее возражение жестоко расправлялись, можно было сделать больше, чем это удалось Жукову. Это и отмобилизование 800 тыс. войск для доукомплектования приграничных округов, и выдвижение на запад четырёх резервных армий, и многое другое.
В начале войны были и крупные неудачи: главным образом из-за политических просчетов армия не была приведена в готовность к отражению агрессии! Конечно, и у Жукова не все одинаково хорошо получалось. Например, две крупные воздушно-десантные операции, осуществленные в полосе За­падного фронта в 1942 году и 1-го Украинского фронта в 1943 году, закончились неудачей. Не все, что было возможно, сделал Г.К. Жуков по деблоки­рованию окруженной группировки советских войск в районе Вязьмы.
Видимо, с меньшими издержками можно было провести и операцию «Марс» (планировалась с це­лью ликвидации ржевско-вяземского выступа) в ноя­бре-декабре 1942 года. Но активные действия на­ших войск летом и осенью этого года на западном направлении против немецкой группы армий «Центр», по расчетам Ставки ВГК, должны были дез­ориентировать противника относительно контрна­ступления, которое готовилось под Сталинградом, создать впечатление, что именно здесь, на западе, готовится главная операция зимней кампании и тем самым сковать неприятельские силы и не дать воз­можности перебрасывать их на сталинградское на­правление. Эта цель была достигнута. Только в октя­бре-ноябре немецко-фашистское командование произвело крупное сосредоточение войск против фронтов западного направления. Всего с других участков было переброшено 12 дивизий, в том числе семь — из Франции и Германии.
Капитуляцию
             германских вооружённых сил
            принимает  Маршал  Жуков
При ведении наступательных действий советских войск на западе Калининским фронтом командовал генерал-полковник М.А. Пуркаев, Западным — гене­рал-полковник И.С. Конев. Координация действий фронтов была возложена на генерала армии Г.К. Жу­кова, который в октябре—ноябре больше занимался Сталинградской операцией, да и в ходе самой этой операции не раз выезжал на сталинградское направ­ление. Поэтому говорить «о величайшем поражении Жукова» в операции «Марс», как об этом пишут аме­риканский историк Д. Глэнтц и некоторые отечест­венные исследователи, по меньшей мере нелепо.
Г.К. Жуков объективно оценивал проведенные им операции и допущенные ошибки. Критически, объе­ктивно следовало бы подходить к деятельности вое­начальников и историкам, не делая никакому ника­ких скидок. Следует помнить о том, что наша армия сражалась (и победила!) с сильнейшей армией мира, располагавшей ресурсами почти всей Европы, армией, которой до этого никто не мог противостоять.
Г.К. Жуков еще на военной игре в 1940 году и всю войну противоборствовал с германской стратегической мыслью. Если он и генерал-фельдмаршал В.  Кейтель — один из ведущих германских стратегов — встретились в 1945 году в пригороде Берлина на Карлсхорсте во время подписания акта о капитуляции фашистской Германии — один как победитель, другой как побежденный, то разве не ясно, кто как воевал, кто был бездарным, а кто действительно выдающимся стратегом. Таким образом, превосходство советского военного искусства подтверждено убедительными итогами войны. После её окончания это было признано и союзниками, и противниками.
Г.К.Жуков и Д.Эйзенхауэр.
«Я восхищён полководческим дарованием Жукова и его качествами как человека, - говорил Д. Эйзенхауэр. – Когда я был главнокомандующим союзными войсками в западной Европе, то мы все – и я, и мои подчинённые, и генералы, командующие союзными воинскими соединениями, - буквально затаив дыхание следили за победным маршем советских войск под командованием Жукова в направлении Берлина. Мы знали, что Жуков шутить не любит, если уж он поставил цель сокрушить главную цитадель фашизма в самом сердце германии, то непременно это сделает. Мы видели, что, несмотря на бешеное сопротивление гитлеровских войск, на всём протяжении советско-германского фронта инициативу прочно удерживала наступающая Красная Армия».
Жуков принимает Парад Победы
         на Красной площади
Американский историк Гаррисон Е. Солсбери в книге «Великие битвы маршала Жукова» отмечал «Когда история завершит свой мучительный процесс оценки, когда отсеются зерна истинных достижений от плевел известности, тогда над всеми остальными военачальниками засияет имя этого сурового, решительного человека, полководца полководцев в ведении войны массовыми армиями. Он поворачивал течение битв против нацистов, против Гитлера не раз, а много раз».     

Гареев М.А. "Засияет имя ... полководца полководцев в ведении войны массовыми армиями": к 60-летию Победы: Маршал Советского Союза Г.К. Жуков // Военно-исторический журнал. – 2003. – № 5. – C. 2-8.



"Засияет имя ... полководца полководцев
в ведении войны массовыми армиями"*

Первая мировая война
           1916 год
Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков (1 декабря 
1896 г. — 18 июня 1974 г.) — один из наиболее выдающихся полководцев Второй мировой войны. Военную службу он начал солдатом в 1915 году, когда Первая мировая была уже в полном разгаре. По окончании в июне 1916 года учебной команды принимал участие в боевых действиях в составе войск Юго-Западного фронта, награжден двумя Георгиевскими крестами. После Октябрьской революции, в августе 1918 года, добровольно вступил в Красную Армию. В Гражданскую войну красноармейцем, затем командиром взвода и эскадрона участвовал в боях на Восточном, Западном и Южном фронтах, в ликвидации бандитизма. Награжден орденом Красного Знамени.
Г. К. Жуков. 1930 год
После окончания Гражданской войны состоял на должностях командира кавалерийского полка, бригады, помощника инспектора кавалерии РККА, командовал кавалерийскими дивизией и корпусом. В июне 1938 года назначен заместителем командующего войсками Белорусского военного округа. С этой должности в начале июня 1939 года был направлен в Монголию командующим 1-й армейской группой советских войск (развернута 15 июля на базе 57-го особого корпуса), которая совместно с частями монгольской Народно-революционной армии разгромила войска 6-й японской армии на реке Халхин-Гол. Эта операция завершилась на фоне уже начавшейся Второй мировой войны.
Командир 39-го
                 Бузулукского кавалерийского полка
            7-й Самарской  кавалерийской дивизии
  Вскоре после прибытия Г.К. Жукова в район реки Халхин-Гол японские войска перешли в наступление, в ночь на 3 июля форсировали реку Халхин-Гол и захватили на ее западном берегу высоту Баин-Цаган, создав угрозу выхода во фланг и тыл основной группировки советско-монгольских войск на восточном берегу реки. В районе прорыва вражеских войск не было каких-либо свободных сил и средств для того, чтобы остановить их продвижение. В этой чрезвычайно острой обстановке комдив (с 31 июля комкор) Г.К. Жуков пошел на огромный риск: он взял на себя всю полноту ответственности, и не испрашивая ни у кого из старших начальников разрешения, с ходу бросил 11-ю танковую, 7-ю мотоброневую бригады и 8-й монгольский бронедивизион для контрудара по прорвавшейся японской группировке. Если вспомнить, какие тогда были времена и чем бы это могло обернуться для командира в случае неуспеха, такое решение надо принимать актом большой силы и мужества, на который не каждый мог решиться.
Японцы, не ожидавшие столь стремительного танкового удара, были вынуждены от наступления перейти к обороне. С неослабевающей силой бой продолжался до утра 5 июля, когда совместными усилиями всех соединений и частей советско-монгольских войск японская ударная группировка была полностью разбита и отброшена на восточный берег реки Халхин-Гол.
После поражения в районе Баин-Цаган японскoe командование, доведя численность своих войск (с 10 августа они были сведены в 6-ю армию под командованием генерала О. Риппо) до 75 тысяч человек, 500 орудий, 182 танков и свыше 300 самолетов, подготовило новое наступление, которое было намечено на 24 августа.
Халхин-Гол, 1939 год
Но к этому времени была существенно усилена и 1-я армейская группа советско-монгольских войск. В своем составе она имела около 57 тысяч человек, 572 орудия и миномета, 500 танков и 515 боевых самолётов.
Командующий группой комкор Г.К. Жуков в этих условиях уже не собирался обороняться и ждать, когда противник снова перейдет к активным действи­ям. Он всячески форсировал подготовку своих войск, чтобы упредить противника в переходе в наступление. И оно началось 20 августа.
Комкор Г.К.Жуков
         и монгольский маршал
          Чойбалсан, Халхин-Гол, 1939 год
    Г.К. Жуков решил сковать противника с фронта стрелковыми соединениями и ударами фланговых, в основном подвижных автобронетанковых войск, окружить и уничтожить японскую группировку на восточном берегу реки Халхин-Гол. Несмотря на упорное сопротивление японцев, ему удалось блестяще осуществить свой замысел. К утру 31 августа 6-я японская армия была окружена и уничтожена. Ее потери составили 61 тысячу человек убитыми, ранеными и пленными. Советские войска за все время боев на реке Халхин-Гол потеряли свыше 23 тысячи убитыми и ранеными. Советско-монгольские войска захватили трофеи: 200 орудий, 400 пулеметов, 12 тысяч винтовок большое количество другой техники. Японское правительство обратилось к СССР с просьбой о прекращении военных действий.
  Прежде всего огромно военно-политическое значение достигнутой победы. Была не только ликвидирована угроза японского вторжения в Монгольскую Народную Республику, но и существенно стабилизирована обстановка на Дальнем Востоке, почти на два с половиной года оттянуто вступление Японии во Вторую мировую войну. А главное  — японское военно-политическое руководство решило оставить Советский Союз на некоторое время в покое и направить свои завоевательские устремления в Юго-Восточную Азию и Тихоокеанскую зону.
Халхин-Гол 1939 год
Военные действия в районе реки Халхин-Гол обогатили Красную армию опытом проведения совре­менных операций с массированным применением авиации и автобронетанковых войск. Последние, по существу, были впервые применены для самостоя­тельных действий, в том числе для развития успеха, окружения и уничтожения противника. Были сделаны важные выводы для дальнейшего развития опера­тивного искусства и тактики, совершенствования организационной структуры войск, в частности, приня­то решение о формировании танковых и моторизо­ванных дивизий, входивших, как правило, в состав вновь создаваемых механизированных корпусов. Приобретен первый опыт борьбы за завоевание гос­подства в воздухе. В ВВС начали создаваться бомбардировочные, истребительные и смешанные авиационные дивизии.
Г. К. Жуков
Операция по окружению и уничтожению 6-й японской армии с одновременным созданием внешнего и внутреннего фронтов окру­жения в миниатюре явилась прообразом Сталин­градской, Корсунь-Шевченковской, Бобруйской и других операций, которые с большим размахом и высокой результативностью были осуществлены в годы Великой Отечественной войны под руководст­вом или при активном участии Г.К. Жукова.
  В Халхин-Гольской операции Г.К. Жуков впервые проявил себя в боевой обстановке незаурядно мыс­лящим, талантливым полководцем, способным не только умело ориентироваться в сложной обстанов­ке и принимать творчески смелые решения, но и с огромной волей и настойчивостью проводить их в жизнь, организовывать выполнение поставленных задач. За умелое руководство войсками в этой опе­рации и проявленные при этом мужество и отвагу он  был удостоен звания Героя Советского Союза.

Гареев М.А. "Засияет имя ... полководца полководцев в ведении войны массовыми армиями": к 60-летию Победы: Маршал Советского Союза Г. К. Жуков // Военно-исторический журнал. – 2003. – № 5. – C. 2-8.


Маршал Победы

 
       В 2016 году  исполняется  120 лет со дня рождения Георгия Константиновича Жукова (1896-1974), Маршала Советского Союзачетырежды Героя Советского Союза, кавалера двух орденов «Победа», множества других советских и иностранных орденов и медалей. В биографии полководца есть страница, связанная с Уралом. В феврале 1948 года Г.К. Жуков назначается командующим Уральским военным округом и на пять лет приезжает на Урал. Уральский период в жизни маршала позволял заниматься любимым делом - командовать войсками, повышать их боеготовность, жить полнокровной жизнью в столице Урала - Свердловске. За пять лет, в течение которых Г.К. Жуков командовал войсками Уральского военного округа, он сумел превратить его в один из лучших в стране, завоевав огромный авторитет у воинов округа и жителей Уральского региона.

       Предлагаем вам библиографический список источников, где можно познакомиться с биографией легендарного полководца.

1. Абрамов Ю.  Второе рождение дома-музея Жукова  // Областная газета. – 2004. – 17 февраля. – С. 8.
2. Аникин В.К.  Дома и люди старого Ирбита – Екатеринбург: Банк культурной информации, 2008. – 154 с.
3. Артемовский краеведческий словарь [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://urbibl.ru/Knigi/artemovskiy.
4. Бажовский Екатеринбург [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.ompu.ur.ru/index.
5. Борзунов С.М.  Становление полководца Г.К. Жукова  // Военно-исторический журнал. – 2006. – № 11. – С. 78.
6. Боярских С.  Жуков и герои России : они под одной крышей в музее ПУрВО - Екатеринбург  // На смену! – 2006. – 23 февр. – С. 1.
7. Бушин В. За Родину! За Сталина!  – М.: ЭКСМО: Алгоритм, 2004. – 591с.
8. В память о Маршале Победы: к 110-летию со дня рождения Маршала Советского Союза Г.К. Жукова // Военно-исторический журнал. – 2006. – № 11. – С. 1.
9. Войтенко А. Памятники Маршалу Победы // Областная газета. – 2006. – 2 декабря. – № 408-409. – С. 9.
10. Войтенко А. [Памятник четырежды Герою Советского Союза Маршалу Советского Союза Г.К. Жукову] // Пьедестал бессмертия. Памятники и памятные места Великой Отечественной войны Свердловска-Екатеринбурга. – Екатеринбург : Пре-пресс бюро «Генри Пушель», 2010. – С. 71-72.
11. Гареев М.А. "Засияет имя ... полководца полководцев в ведении войны массовыми армиями": к 60-летию Победы: Маршал Советского Союза Г.К. Жуков  // Военно-исторический журнал. – 2003. – № 5. – C. 2-8.
12. Герштейн Я.  Маршал Жуков в Ирбите  // Веси. – 2002. – №1. – С.    17-21.
13. Гущин С.Н.  Повесть о маршале Жукове.  – Екатеринбург : Пакрус, 2000. – 180 с.
14. Гущин С.Н. Уральская ссылка опального маршала.  – Екатеринбург: УГТУ, 1999. – 174 с.
15. Дайнес В.  Жуков.  Рождённый побеждать.  – М.: Яуза, Эксмо, 2015. – 640 с.
16. Дьчков В. Жуков в Раскуихе: [воспоминания о полководце]  // Уральский следопыт. – 2008. – № 11/12. – С. 56-57.
17. Екатеринбургское суворовское военное училище [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.svu.ru/index.
18. Жуков Г.К.  Воспоминания и размышления : В трёх томах  – 3-е изд. –  М.: Издательство Агентства печати Новости,1979.
19. Жуков Г.К.  Любой ценой!  // Родина. – 2003. – № 2. – С. 18.
20. Исаев А.  Наша "атомная бомба" : Берлин : самая крупная победа Жукова?  // Родина. – 2008. – № 5. – 57-62.
21. История Уральского военного округа. – М.: Воениздат, 1970. – С. 272-277.
22. Каменецкий Ю., Щедрин Э.,  Акишин А.  Георгий Жуков.  – М.: Прогресс, 1991. – 91 с. : ил.
23. Карпов В.  Маршал Жуков.   – М.: Вече, 2013. – 576 с.
24. Корепанов Н.С.,  Блинов В.А.  Опальный Маршал  // Город посредине России : культурно-исторический очерк. – Екатеринбург : Сократ, 2005. –  С. 220-225.
25. Кормильцев Н.В.  Крах наступательной стратегии вермахта: к 60-летию Курской битвы  // Военно-исторический журнал. – 2003. – № 8. – С.   2-5.
26. Корольченко А.  Г.К. Жуков // Маршал Победы. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2006. – С. 13-69.
27. Краснов В.Г. Жуков.  Маршал Великой империи. Лавры и тернии полководца.  – М.: Олма-Пресс, 2005. – 576 с. : ил.
28. Кулаков А.Н.  Долг и слава маршала Г.К. Жукова  // Военно-исторический журнал. – 2007. – № 9. – С. 78-79.
29. Левченко А.  Народный герой – Маршал Жуков // Областная газета. – 2006. – 17 июня. – С. 3.
30. Лубченков Ю.Н.  Самые знаменитые полководцы России.  – М.: Вече, 2000. – 638 с.
31. Макар И.П.  "Переходом в общее наступление окончательно добьем основную группировку противника" : к 60-летию Курской битвы  // Военно-исторический журнал. – 2003. – № 7. –  С. 10-15.
29. Маршал в ссылке: [интервью с А.В. Лирманом]  // Наука Урала. – 1996. – № 22. – С. 4-5.
32. Маршал Жуков на Урале [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://www.docme.ru/.
33. Маршал Победы.  Уральцы рассказывают о Г.К. Жукове. Кн. 2. – Екатеринбург : Банк культурной информации, 2000. – 206 с.
34. Мемориальный дом-музей П.П. Бажова. Историческая справка [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.ompu.ur.ru/index.
35. Музей бронетанковой техники [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://uvz.ru/presscenter/.
36. Мыльников Н.Н.  Рядом с маршалом : документальные новеллы из жизни Г.К. Жукова.  – Екатеринбург : банк культурной информации, 1999. – 320 с. : ил.
37. Орден "Победа"  // Родина. – 2005. – № 4. – С. 129.
38. [Памятник Маршалу Советского Союза Г.К. Жукову] / Авт.-сост. А.А. Войтенко // «Когда стою у Вечного огня…». – Екатеринбург : Банк культурной информации, 2000. – С. 13.
39. Панов В. Этой бронзе – 10 лет  // Областная газета. – 2005. – 2 декабря. – С. 8.
40. Печенкин А.А.  Командующие фронтами 1941 года   // Военно-исторический журнал. – 2001. – № 6. – С. 3-13.
41. Рубцов Ю.В.  Г.К. Жуков : "Любое указание... приму как должное"   //  Военно-исторический журнал. – 2001. – № 12. – С. 54-60.
42. Рубцов Ю.В.  Георгий Жуков : «Оправдываться мне было не в чем…»  // Маршалы Сталина. От Будённого до Булганина. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2006. – С. 208-265.
43. Рубцов Ю.В.  О судьбе маршала Г.К. Жукова – языком документов  // Военно-исторический журнал. – 2002. – № 6. – С. 77-78.
44. Рундквист Н.А.  33 маршрута выходного дня. Урал Южный и Средний. Курганская область, Челябинская область, Свердловская область, Башкортостан: путеводитель.  – Екатеринбург : Азимут, 2010. – 95 с.
45. Русские военачальники А. В. Суворов,  М. И. Кутузов,  П. С. Нахимов,  Г. К. Жуков.  – М.: РАЙТ, 1996. – 127 с.
46. Рычков А. Лучшие путешествия по Среднему Уралу: факты, легенды, предания.  – реж : Малыш и Карлсон, 2010. – 287 с. : ил.
47. Смирнов А. Под знаком Меркурия или на орбитах Ирбита  // Уездные столицы. – Екатеринбург, 2002. – С. 5-78.
48. Соколов Б. Сталин и его маршалы  // Знание-сила. – 2004. – № 12. – С. 52-60.
49. Стахеев В. Маршал Жуков : пять лет на Урале   // Российская газета. – 2004. – май. – № 96. – С. 6-7.
50. Тарасов  М.Я.  Семь январских дней : к 60-летию прорыва блокады Ленинграда  // Военно-исторический журнал. – 2003. – № 1. – С. 38-46.
51. Тюшкевич С.А.  Летопись подвига полководца  // Отечественная история. – 2006. – № 3. – С. 179-181.
52. ФГУП «ПО «Уралвагонзавод» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://history.exkavator.ru/.
53. Фонд Г.К. Жукова [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://www.blagaforever.ru/.
54. Хоринская Е.  Дружба : [очерк об отношениях П.П. Бажова и Г.К. Жукова] // Екатеринбург. Листая страницы столетий. – Екатеринбург, 2003. – С. 121.
55. Чуйков В.И.  Знамя победы над Берлином  // Свободная мысль. – 2009. – № 5 (1600). – С. 166-172.
56. Шишкина Т.  Простой и человечный  – Вечерний Екатеринбург. – 1996. – 16 ноября. – С.4.
57. Шорин А. Цветы для Маршала Победы  // Областная газета. – 2005. – 2 декабря. – № 368-369. – С. 1.
58. Эрлихман В. Полководец и его тень : маршал Жуков в зеркале истории  // Родина. – 2005. –  № 12. – С. 95-99.
59. Яковлев Н.Н. Страницы жизни маршала Г.К. Жукова.  – М.: Детская литература,1985. – 239 с. : фото, ил.

   Подробнее о жизни Г. К. Жукова можно узнать, воспользовавшись электронным ресурсом база данных «Весь Урал». Доступ к БД «Весь Урал» осуществляется на сайте СОУНБ им. В. Г. Белинского.

Комментариев нет:

Отправка комментария