Добро пожаловать в Центральную городскую библиотеку

им. А.С. Пушкина, уважаемые читатели!

вторник, 17 марта 2015 г.

Красный город*

                                                                                       Товарищ, верь: взойдёт она,
                                                                                       Звезда пленительного счастья,
                                                                                       Россия вспрянет ото сна,
                                                                                       И на обломках самовластья
                                                                                       Напишут наши имена! 

А.С.Пушкин

  В марте 1905 года на Нейво-Алапаевском заводе вспыхнула  забастовка прокатчиков. В городе появилось воззвание «К алапаевским рабочим». В нём, в частности, гово­рилось: «...не хватает сил больше тер­петь, не видно просвета в нашей жиз­ни. Довольно, час пробил! Не на кого надеяться, кроме как на самих себя. Бросайте работу! Присоединяйтесь к забастовщикам-прокатчикам!»
Прокатный цех 1900-е годы

      Это была далеко не первая забастовка заводских рабочих. Вся история завода наполне­на жалобами на заводское начальство. Но они помогали мало, и тогда отчаявшиеся люди отказывались работать, что вело к убыткам государевой каз­не. А с теми, кто приносил казне убыток, государство не це­ремонилось. Вот, например, распоряжение В. де Геннина от 29 ноября 1723 года: «Приписных крестьян, замеченных в беспорядках и непослушании, за невыход на работы, разыскать и по розыску учинить нака­зание: бить кнутом нещадно, повырезать ноздри и сослать в вечную работу в Сибирь».
Забастовка началась с того, что админи­страция завода, желая выправить свое финансовое положение, 6 марта вывесила объявление о сниже­нии заработной платы на 33 процента и о сокращении рабочих в жестяно-прокатном цехе.
Причиной таких действий администрации послужил экономический кризис в стране. Железо Алапаевского завода никто не покупал. Даже небольшую зарплату заводским задерживают месяцами, причем вместо денег часто выдают так называемые «боны», на которые можно было купить това­ры и продукты только в заводских лавках, где цены были сильно завышены. В связи с избытком рабочей силы значительная часть рабочих была за­нята неполную неделю, вводились так называемые «гулевые» дни. Естествен­но, что те, кто работал не каждый день, получали еще меньше денег и были обречены на полуголодное су­ществование.
7 марта возмущенные рабочие не вышли на работу, все цехи завода были остановлены. Для руководства стачкой был создан совет уполномоченных, ставший позднее известным как первый на Урале Совет рабочих депутатов. В состав его вошли большевики Е. А. Соловьев (председатель), Г. Г. Ветлугин (секре­тарь), Ф.Г. Кабаков, Г. Д. Бессонов, В. И. Заварихин, а также беспартийные рабочие Н. И. Копалов, И. А. Суслов, О. Е. Кочусов, Г. И. Тюкин и другие. Позднее,18 апреля,  в него вошли  делегаты от крестьян окрестных деревень, и Совет стал именоваться Советом рабочих и крестьянских депутатов.

Г. И. Кабаков
   



       К 1905 году в Алапаевске и окрестных деревнях уже су­ществовало несколько кружков различной партийной ори­ентации, более всего — социал-демократической и большевиков. В 1904 году в городе была создана  ячейка Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП). Выходят на арену будущие «революционные деятели», или «политики», как их называли в народе, — Г.И.Кабаков, братья Ко­ростелевы и Четверговы, И. Ф. Мишарин, М. А. Павлов, Н. М. Харлов, В. А. Родионов, И. А. Бли­нов, Д. В. Перминов и другие. Они устанавливают связи с Екатеринбургской и Кунгурской партийными организациями, получа­ют от них марксистскую литературу, листовки и газеты.  В цехах завода нелегально делается оружие —  пики, кин­жалы, на рудниках добывают взрыв­чатку. Работу по заготовке оружия воз­главляют члены боевой дружины П. Д. Бессонов и Д. Н. Ладейщиков.
  Совет проводит собрания ра­бочих, на которых определяются требования к администрации завода. Суть этих тре­бований сводится к следующему: увеличение заработной платы; сокра­щение рабочего дня до 8 часов; опла­та за сверхурочные работы; назначение пенсии старикам и увеличение земельных наделов. Кроме экономических требований были выдвинуты и политические, а именно – свобода собраний; улучшение обра­щения администрации с рабочими; увольнение мастеров, грубо обра­щающихся с рабочими.
 Многое из того, что требовали рабочие осуществить не удалось. Администрация согласилась на увеличения заработной пла­ты за сверхурочные часы в полтора раза и уменьшения рабо­чего времени в праздничные дни на 30 минут. Также несколько улучшилось  снабжение спецодеждой, были изменены правила внутреннего распорядка, сокращены штрафные санкции. Совет уста­навливал квалификацию и расценки труда, требовал увольнения ненавистных рабочим представителей администрации, рассматривал земельные дела крестьян. Безусловно главным итогом работы Совета были политические результаты -  достигнут  большой рост классового сознания рабочих, были заложены первые профсоюзные ячейки.  Совет в Алапаевске превратился в реальную силу, с которой были вынуждены считаться как администрация, так и полиция.
        20 марта Совет решил прекратить заба­стовку и завод возобновил работу. Но борьба на этом не за­кончилась. В начале мая в Алапаевске и Верх­ней Синячихе были проведены первые полулегальные маевки. На них высту­пал представитель Екатеринбургской социал-демократической организации С.А. Черепанов (Лука). Он призвал рабочих к дальнейшей борьбе. Участники маевки прошли по ули­цам с красными флагами, пели рево­люционные песни. Полиция не посме­ла прибегать к репрессиям, ибо сила была на стороне рабочих.
Власти объявили в Алапаевске чрезвычайное положение. Губернатор увеличил число полицейских и выслал  на помощь властям две роты войск. Во­лостное управление расходы на со­держание войск пыталось переложить на городское население. Но это встре­тило упорное сопротивление. «Миря­не войска не вызывали, размещать и содержать их не будут. Кто вызывал, тот и должен их размещать и кор­мить» — такой ответ получили в во­лостном управлении.
9 мая начались печально знаменитые алапаевские по­жары. Случалось, что в городе в течение суток сгорало по двадцать и больше домов.
 Виновниками поджогов  объявили социал-демократов и членов Совета рабочих депутатов, и многие из них были арестованы.  Подлинных поджигателей, однако, разоблачили. Был пойман с поличным стражник Борисихин. На одном пожа­рище обнаружили кисточку от шашки полицейского. Опасаясь возмущения рабочих, власти уволили полицейских-поджигателей. Пожары были провокацией со стороны властей. Есть сведения, что на суде по делу поджигателей  адвока­ты добились оправдания арестованных  Е. Соловьева, Г.Г.Ветлугина, Г.И.Кабакова, П. Чернавина, А. Старцева и других «политиков».
13 мая в город были введены войска и казачьи ча­сти для поддержания порядка, но ни одного выстрела про­изведено не было. Администрация горного округа и городс­кие власти до последней минуты пытались обойтись без этой крайней меры.
Начались увольнения  активных участников забастовки. Когда рабочий   В. А. Спиридонов обратился за объ­яснением причин увольнения, ему от­ветили: «Смутьянам нет места на за­воде».
По распоря­жению главного правления 14 мая был закрыт Нейво-Алапаевский завод. В связи с этим Совет депутатов прекратил свое существование.
Здание, в котором работал 1-й Совет
В годы первой русской революции Алапаевск стал известен всей России как «красный город». Красные знамена на его улицах вобрали цвет огня и крови...
Впоследствии многие улицы города были названы в честь участников тех событий.

        *По легенде Алапаевск означает «Красный город».
    
     В статье использованы воспоминания участников событий 1905 года
Е.А. Соловьёва и А.А. Чернавиной-Садиной, а также краеведов города Алапаевска Е. Новосёлова, Н. Шарина, И. Корюкина, О. Белоусова и Л. Архиповой.
                                                      

                                                              Подготовила Ольга КОЛЫВАНОВА

Комментариев нет:

Отправить комментарий