Добро пожаловать в Центральную городскую библиотеку

им. А.С. Пушкина, уважаемые читатели!

среда, 13 декабря 2017 г.

115 лет назад управляющим Алапаевским горным округом становится В. Е. Грум-Гржимайло, выдающийся русский металлург
Металлург и мыслитель Грум-Гржимайло
Моя работа сделалась моим развлечением,
 моей радостью и наслаждением
В. Грум-Гржимайло

Осенью 1902 года на должность управляющего Алапаевским горным округом назначается Владимир Ефимович Грум-Гржимайло. Он сменил управляющего Карла Морена. Это было время экономического кризиса — железо Алапаевского завода никто не покупает. Даже небольшую зарплату заводским задерживают месяцами. С рабочими расплачиваются не день­гами, а «бонами» — их принимали в заводской лавке, где цены были сильно завышены. К тому же в 1900 и 1901 годах случился не­урожай, и еще выше подскочили цены на продовольствие. К. Морен проводит жесткий режим экономии: сокращает объем работ и увольняет «лишних» рабочих. Но в то же время просит заводовладельцев выделить 3 тысячи рублей, чтобы открыть бесплатную столовую для бедных и цинготных больных. Взявший на себя должность управляющего в это сложней­шее время, Грум-Гржимайло тем самым принял от своего предшественника тяжелое наследство.

К проблеме экономического кризиса добавлялся «давнишний» земельный вопрос. Владимир Ефимович энергично берётся за решение алапаевских проблем. Он рассчитывает на свое знание психологии простых лю­дей, умение с ними разговаривать. И он совершенно правильно разобрался в «техни­ческой стороне» земельной проблемы, решив, что «кресть­янам надо уступить, сохранив за заводами рудоносные пло­щади». Грум поручил разведочные работы молодо­му геологу Н.С. Михееву, консультантом пригласил известнейшего геолога А.П. Карпинского, своего бывшего профес­сора. Изыскания Михеева убедили Грум-Гржимайло в нали­чии огромных запасов бурых железняков в Алапа­евской волости.
В отличие от прежних управляющих, Грум старается ла­дить с рабочими. В 1903 году ему удается решить проблему с отменой расчетных книжек. В которых излагались кабаль­ные условия приема на работу и увольнения за провиннос­ти и жесткая система штрафов.



Именно при Груме в 1904 году было широко отпраздновано 200-ле­тие Алапаевского завода с щедрым награждением рабочих и служащих. Сохранилось описание «банкетной части» праз­дника: на открытом воздухе на территории старого завода для рабочих были накрыты столы с угощением, неподалеку наготове — лошади с подводами, чтобы развозить по домам подвыпивших заводчан. К юбилейным торжествам было приурочено и открытие на «господском доме» мемориальных досок, посвященных памяти Чайковских. В том же году Грум обращается к заводовладельцам с просьбой выделить сред­ства на строительство здания женской гимназии. Получив отказ, действует оригинально и смело: освобождает здание конторы завода, и женская прогимназия открывается в нем. Контору же разместили в нижнем этаже клуба-театра, выст­роенного еще в 1899 году (ныне это городской Дворец куль­туры).


В Алапаевске он наконец-то мог более свободно распределять свое время, так как его чисто административные функции не требовали постоянного присутствия в цехах — за произ­водство отвечал управитель О.Г. Адольф. И гораздо чаще он работал в заводской лаборато­рии, проверяя свои мысли и наблюдения. Результатом было создание «Элементарной теории построения металлургических печей», опубликованной в 1905 году в «Горном журнале». Эта работа — предтеча гидравлической теории. Ему была знакома радость творчества. На заводе, в цехе «легче всего проявляется техническое творчество, а твор­чество дает наивысшее наслаждение в жизни. Инженерная карьера потому и заманчива, что люди со средними способ­ностями могут творить, то есть могут испытать счастье, доступное только сверходаренным людям: поэтам, музыкан­там, художникам и ученым», — такое признание читаем в воспоминаниях Грум-Гржимайло.



Работа Управляющим Алапаевским горным округом давала ему гораздо больше средств, чем прежние должности, — 18 тысяч полновес­ных царских рублей в год! А Владимир Ефимович к момен­ту переезда в Алапаевск был отцом большого семейства. Он уже восемь лет был женат на очаровательной Софье Герма­новне Тиме, дочери главного лесничего Нижнетагильского горного округа. Софья Германовна — непременная участница всех благотворительных начинаний городских дам. Она ста­новится председательницей созданного в 1903 году общества пособия бедным в Алавпаевске. На деньги общества открывается и содер­жится детское убежище и богадельня для престарелых. В 1904 году «раскошеливаются» заводовладельцы — по случаю 200-летия завода выделяют на нужды убежища две с половиной тысячи рублей, в следую­щем году еще 800. Она также выступает в местном театре и ставит спектакли.


 В Алапаевске, заняв с семьей «гос­подский дом», он тем самым занимал и совершенно опреде­ленное место в сознании рабочих — место одного из «хозяев». Да и был из них, ему принадлежало не­сколько «паев». К тому времени в Алапаевске и окрестных деревнях су­ществовало несколько кружков социал-демократов, эсер и ячейка РСДРП. Выходят на арену будущие «революционные деятели», или «политики», как их называли в народе, — братья Ко­ростелевы, Ефим Соловьев. Братья Четверговы. Самой же заметной фи­гурой среди горнорабочих был Гавриил Кабаков. 15 марта 1906 года в «Екатеринбургской газете» появи­лась заметка: «Как сообщают из Алапаевска, 11 марта вече­ром в возвращающихся из заводов управляющего округом Грум-Гржимайло и управителя Алапаевского завода Адоль­фа было сделано несколько выстрелов. Заряд дроби попал в спину г. Адольфу. Две дробины попали в управляющего г. Грум-Гржимайло, одна — скользнула по лицу. Мотивов преступления не выяснено. У служащих и рабочих г. Адольф пользуется любовью. Рабочие постоянно прихо­дят справляться относительно здоровья больного». Думается, что главной жертвой должен был стать Грум- Гржимайло.  Угрозы расправы Грум слышал не раз. Владимир Ефимович позднее писал: «Никогда револьвера не носил. Владель­цы прислали мне щит в виде портфеля. Я отослал его обрат­но, сказав, что если рабочие узнают, что я их боюсь, то меня перестанут уважать и, конечно, убьют. Моя смелость всегда импонировала рабочим. Один из них сказал: «Ну и молодчина у нас управляющий. Ничего не бой­ся, ничего тебе не сделаем».


В конце мая того же года Владимир Ефимович уезжает в Боржоми для отдыха и лечения. Там, как известно, лечат заболе­вания пищеварительного тракта. Вот когда под влиянием вновь и вновь возникающих стрессовых ситуаций появля­ются у Грума первые признаки страшного недуга, привед­шего в 1928 году к печальному исходу. В Боржоми он узнает, что в его отсут­ствие — 28 мая — общественный сход постановил: «Принимая во внимание, что вся деятельность тепереш­него управляющего заводами горного инженера Грум-Гржимайло с самого начала не направлена на поддержание дав­но сложившихся мирных отношений между населением и администрацией заводов, а, наоборот, во всей деятельнос­ти сквозит желание создавать конфликты и осложнения, его вмешательство и давление на местную администрацию в смысле вредном для населения и многое другое — все это заставляет население завода просить заменить его другим лицом».

Грум-Гржимайло, вернувшись в Алапаевск, выступает на страницах екатеринбургской печати в защиту своего доброго имени. Он требует назначить третейский суд для разбирательства предъявленных ему рабочими обвинений. Третейский суд так и не состоялся. 17 октября уполномоченный от общества И. Старцев объявляет Грум-Гржимайло, что больше не гарантирует ему безопасность, как он обещал это раньше приезжавшим из Петербурга представителям заводовладельцев. Мы можем только догадываться, какими были последние месяцы пребывания Грума в Алапаевске. В любой момент можно было ожидать теракта...


В 1907 году Грум-Гржимайло баллотируется в Третью Государственную думу, но выборы  проигрывает. К тому же он еще и поссорился с работодателями, которые спешили забрать обратно все уступки рабочим. Владимир Ефимович подает в отставку и получает ее. 28 мая Грум-Гржимайло покидает Алапаевск. Так закончилась заводская практика для Владимира Ефимовича. Большой учёный жил и трудился в Алапаевске. Но его имя почти забыто, оно упоминается только в экспозиции заводского музея. Нет ни мемориальной доски, нет улицы, носящей имя учёного. Владимир Ефимович Грум-Гржимайло многое сделал для процветания отечественной науки, и Алапаевск – важный этап в его творчестве.


Ольга КОЛЫВАНОВА

Комментариев нет:

Отправить комментарий