Добро пожаловать в Центральную городскую библиотеку

им. А.С. Пушкина, уважаемые читатели!

пятница, 18 сентября 2015 г.

Классик уральского кино

К 95-летию со дня рождения кинорежиссёра
Ярополка Леонидовича Лапшина.

                                 «Всё случилось спонтанно, и вся моя жизнь похожа на листок на ветру…»
      
Из интервью Я. Л. Лапшина:
    В моем детстве не было ничего такого, что могло бы заставить предположить творческое будущее. Я родился в уездном городе Новомосковске под Днепропетровском. Мой отец был главой оперативного штаба партийных работников, председателем райисполкома. Когда я был маленьким, мы все время переезжали — отца то и дело переводили на новые места работы. И пятиклассником я оказался во Владивостоке. Когда мы заканчивали семилетку, нам вручили анкеты. Там были вопросы: «Кем хочешь стать?», «Чем больше всего интересуешься?».  Я написал в анкете единственное слово: «Кино». Хотя интересовался я им так же, как любой пацан моего возраста.
-   Когда я учился в восьмом классе, однажды на переме­не ко мне подошёл человек и позвал в актовый зал. В зале сидели несколько человек. Какой-то горбоносый лысый дядька стал меня расспраши­вать, что я люблю, что читаю, как учусь. Затем протянул листок бумаги и велел с вы­ражением прочитать текст. «Любопытный экземпляр...» — услышал я, дочитав. Ока­залось, это главный режис­сёр Владивостокского теат­ра юного зрителя искал актё­ра на новый спектакль. Из всех учеников городских школ подходящим сочли только меня...
-   Во ВТЮЗе  я прорабо­тал два года. Мне даже до­кумент выдали, что я явля­юсь актёром. Мы играли на разных сценах Владивосто­ка, ездили по областным го­родам, а летом гастролиро­вали по рыбозаводам При­морья. Мне доводилось играть и в «Любови Яровой», и в классических испанских комедиях Лопе де Веги.
     Школу я закончил в 1938 году. Это, как известно, было время репрессий. Моих родителей арестовали, младшего бра­тишку отправили в детский дом. А мне пришлось уехать к маминому брату в Подмос­ковье. Была осень, вступи­тельные экзамены в вузы уже закончились, работу я найти не мог, и непонятно было, что делать дальше.
          Во ВГИК я поступил в общем-то случайно.  Совершенно неожи­данно я услышал по радио объявление, что Всесоюзный  государственный институт кинематографии производит набор абитуриентов. Взяв своё удостоверение актера, я поехал в Москву. Где-то нутром понимал, что несмотря на мой «театральный» опыт, актёрских данных у меня вряд ли достаточно. Оставалась режиссура.
    В то время я был совсем тём­ный — не знал, что в приём­ной комиссии сидит сам Сер­гей Михайлович Эйзенштейн, что курс набирает Лев Вла­димирович Кулешов, знаме­нитый человек, один из зачи­нателей революционного кино. Этих имен я прежде и не слыхал... А оказа­лось, что я один из всей группы прошел творческий конкурс.  В годы учебы довелось единственный раз участвовать в съёмке. Я сыграл Ваньку Жукова в ко­роткометражке по рассказу Чехова.
-    Когда мы переходили на второй курс, началась война. Дня через четыре после ее начала весь мужской состав нашего института посадили в товарные вагоны и отправи­ли под Смоленск — строить оборонительные сооруже­ния. Над нами то и дело летали немецкие самолеты. Немцы считали шиком про­лететь почти над самой землей и выпустить очередь- другую для смеху.
          В октябре 1941 года нача­лась массовая эвакуация из Москвы. Нас отправили в Алма-Ату, где начинала ра­ботать ЦОКС центральная объединенная киностудия. Я там стал техником звукоза­писи. Мне довелось работать на таких картинах, как «Па­рень из нашего города», «Жди меня», «Пархоменко», «Котовский». Мы смотрели, как про­ходят съемки, это было са­мым важным. В Алма-Ату приехали не только наши пе­дагоги. Там работали Васи­лий Пудовкин, Сергей Ютке­вич, Михаил Ромм. Эйзенш­тейн начинал снимать своего «Ивана Грозного».

-   В 1943 году после Ста­линградской битвы стало по­легче. Мы продолжали зани­маться и готовиться к дипло­му. Он состоял из теорети­ческой части и небольшого киноотрывка. Я снял кусочек из сценария Сергея Гераси­мова и получил диплом с от­личием. Меня отправили по распределению на Сверд­ловскую киностудию. Опре­делили в ассистенты к извест­ному режиссёру Мачерету...
-   Мачерет сразу меня по­любил, приблизил к себе. Он был художественным руко­водителем школы актера при Свердловской киностудии. Я начал преподавать в этой школе — сначала был ассис­тентом, а потом мне дали са­мостоятельный курс. Среди моих учеников были Нина Энгель-Утина, харак­терный актер Николай Бадьев, впоследствии народный артист РСФСР, Тамара Оста­нина, ставшая потом извест­ным диктором Свердловско­го телевидения, диктор все­союзного радио Сергей Бо­гомолов, который озвучивал научно-популярные карти­ны, в том числе и на Сверд­ловской киностудии. К сожалению, первый вы­пуск оказался и последним. Школу прикрыли в связи с отсутствием игрового кино на Свердловской киносту­дии. В 1948 году начался пе­риод малокартинья.  На всех студиях Союза стали в целом выхо­дить в год игровых 10—12 фильмов. Центральные сту­дии выпускали патриотичес­кие биографические ленты «Кутузов», «Нахимов», «Глинка». А на Свердловской киностудии  снимали научно-популярные фильмы о заводах и колхо­зах.
-   В 1958 году я получил сце­нарий, посвященный эпизоду граж­данской войны в Бурятии. Его написал талантливый бурят­ский поэт Николай Дамдинов.  Фильм «Пора таёжного подснежника» даже получил Третью премию Всесоюзного фестиваля в Минске.
- После этой картины я целиком посвятил себя художественному кинематографу. Первой картиной, сделанной, как говорится, от души, стал фильм «Демидовы». Я приехал на Урал, мало что зная и об этом крае вообще, и о Демидовых в частности. Меня так увлекла эта тема, что я решил набрать на картину самых лучших артистов. В результате у меня играли Евстигнеев, Спиридонов, многие другие известные актёры. … Фильмы бывают разные: проходные, лёгкие, удачные или нет. «Демидовых», я считаю, одной из своих самых серьёзных и профессиональных работ в кино. Она потребовала не только детального изучения исторического материала, но и определённых дипломатических ходов. Тема-то была полузапретной.
-  До этой картины я уже снял «Угрюм-реку» с Людмилой Чурсиной. Картина имела большой успех и шла на большом экране. Она получила Госпремию РСФСР. Это произошло не только из-за уникальных исторических фактов, блестящей игры прекрасных актёров, но и потому, что в фильме особенно хорошо удалось показать уральскую фактуру – природу, заводские традиции и людей.
-   Я очень люблю свои картины, что называется, о прошлом, например, «Приваловские миллионы», но всегда с особой привязанностью делал картины о современной жизни и современниках. Моя картина «Перед рассветом» пятнадцать лет пролежала на полке по неизвестной мне причине. Другая картина по очень острой теме – утечка мозгов за границу – так и не вышла. Самая последняя – «Сель» - о людях с Кавказа, была показана только один раз.
      В моих фильмах работали Олег Ефре­мов, Ия Саввина, Владислав Стржельчик, Борис Андреев, Лю­бовь Соколова, с которой я учился в институте. У меня не было проблем со знаменитостями. И вообще я по складу характера не конфликтный человек, поэтому всегда стремлюсь найти подход к каждому, с кем работаю.

      27 лет я избирался председателем нашего отделения Союза кинематографистов. Лет 10 «про­бивал» строительство Дома кино в Свердловске. И когда уже дого­ворился с Союзом кинематогра­фистов о деньгах и строительных фондах, Совет Министров издал приказ о прекращении строитель­ства зданий под культуру. Мы с Ли­дией Александровной Худяковой, завотделом культуры обкома, были у Бориса Николаевича Ельцина, тогда секретаря обкома. Обрисо­вали ему нашу ситуацию. Он выслу­шал и сказал: «Пишите: «Пристрой к жилому дому для работников киностудии с встроенно-пристроенным блоком обслужива­ния. Это и будет ваш Дом кино». После этого строительство тянулось еще 10 лет.
-   Проработал на Свердловской киностудии 60 лет и уже не мыслю себя никем иным, кроме как свердловчанином.
-   Кино - это жизнь, которая не кончается. Я, старый кинорежиссер, надеюсь, что со временем в каждом небольшом городке вновь откроют когда-то закрытые кинотеатры.
                                                                               Ольга КОЛЫВАНОВА

Комментариев нет:

Отправить комментарий